Скачать книгу

для холодного вечера платье.

      – Ваше дело, госпожа Лайне, – отозвался мальчишка. – Вы же меня не прогоните, да? Я ведь могу всю ночь простоять! Я – сильный и спать не буду! – он потряс перед моим лицом факелом. – Сестра искать не станет, ей не до меня, – продолжил он уже заискивающим тоном. – Второй факел – за полцены…

      – Конечно, – улыбнулась ему. Он отчаянно нуждался в деньгах. А еще – в любви и заботе. – Хочешь? – достала их холщевой сумки завернутую в тряпицу лепешку с козьим сыром.

      Разломив, угостила мальчишку. Купила лакомство на выезде из Теоки, небольшом городке в двух днях езды от Хольберга, столицы Южной Провинции Кемира.

      – Магистр мог и порталами вернуться, – давясь лепешкой, роняя крошки на грязную тунику, подпоясанную обтрепанной веревкой, едва не жмурясь от счастья, произнес Реми.

      – И точно! – воскликнула я. – Портал!

      Я ведь недавно почувствовала магию. Сложное плетение, не меньше седьмого уровня…

      – Госпожа Лайне, – пробормотал Реми с набитым ртом. – Госпожа Лайне… Думаете, магистр вернулся домой?

      Этого я не знала, но решила проверить. Пересекла выложенную грубым булыжником улицу. Подхватив подол светло-серого, с вышивкой по подолу, платья, поднялась на крыльцо. Уставилась на вывеску. «Магистр Темных Сил Ильсар Шаррез, Магическая Академия Хольберга», – гласила она. Ниже виднелась косая надпись, выжженная магией Темных. «Не принимаю!». Дальше, если правильно перевела с сакрального языка Древних, пожелание катиться в ад.

      Я… Я учила этот язык, но недельная тряска из Волчьего Дола до столицы Южной Провинции выбила часть знаний из памяти. Дело довершили виды, запахи, шумы большого города, которые напали на меня, выросшую в тишине Волчьего Дола, непривыкшую к суматохе. Победили, оставив после себя звенящую тишину в голове.

      Но первые впечатления улеглись, и я уже приходила в себя. Взялась за заговоренный от кражи серебряный молоток, почувствовав, как от темной магии покалывают ладони. Сложное плетение и проклятие как минимум третьей степени… Могла бы распутать, разобрать на составляющие, нейтрализовать ключи, но я здесь не для того, чтобы воровать серебряный молоток магистра!

      «Просто войди и отдай письмо, Лайне!» – сказала себе, после чего постучала в дверь.

      – Опя-ять?! – недовольно протянул слуга, уставился на меня сверху вниз. – Ну и прилипчивая же девица! Как уличная торговка в ярмарочный день.

      Дядя Никлас учил отвечать улыбкой на любые трудности жизни, но… Иногда меня терзали сомнения. Как, например, сейчас. Относились ли его слова к мерзкой ухмылке на лице слуги?

      – Я к магистру Шаррезу.

      – Говорю же, нет его!

      Тут с верхнего этажа, на который вела массивная лестница, загораживаемая не менее массивным торсом слуги, донесся кокетливый женский смех.

      – Ильсар, ну право тебе…

      От пронзительного женского голоска мне стало не по себе, но вместо того, чтобы провалиться сквозь землю, вернее, развернуться и уйти, убраться в Волчий Дол не солоно хлебавши, я вопросительно подняла бровь.

      – Не принимает! – рявкнул слуга. – И принимать не будет! А если продолжишь здесь ошиваться, кликну магический патруль. Хотя нет! Сам выставлю за дверь, но перед этим хорошенько отшлепаю.

      Я посмотрела на него с сомнением. За такое можно остаться и без рук!

      – Но… Я приехала из Волчьего Дола, – начала просительно. – Неделя в пути… Наставница перед смертью взяла клятву, что я отдам магистру письмо… Именно в эти даты. Из рук в руки. Когда-то он был ее учеником…

      На самом деле писем набралось целых три, но единственный, кого я застала в Хольберге – магистр Шаррез, который, в чем никто не мог его упрекнуть, хорошо проводил время в обществе циркачки.

      – Завтра, – процедил сквозь зубы слуга. – Экзамены в Магической Академии. Хозяин будет там весь день! А теперь уходи, и чтобы я тебя больше не видел.

      – Спасибо, – успела сказать я. А еще – отшатнуться, чтобы не получить дверью по носу.

      Спускалась со ступенек, не сдерживая улыбку. Несмотря на сомнительное гостеприимство Хольберга, удача, многоликое детище богини Мораны, веру в которую в последнее время вытесняли сторонники новой религии Единобога, повернулась ко мне лицом.

      – Возвращаемся, – сказала я Реми. – Если хочешь, дружок, этой ночью ты сможешь остаться у меня.

      Накормлю, присмотрю… Мать его умерла на улице, телом зарабатывая деньги на пропитание. Об отце Реми ничего не знал. Старшую сестру из жалости взяли ученицей в цех вышивальщиц, но в большом доме, где вповалку спали больше двадцати таких же девочек, места мальчику не нашлось. Зато в комнате, которую я снимала на купеческом подворье, его было предостаточно.

      В Хольберг я приехала с торговым караваном из Волчьего Дола. Купец Тарих Гростоф привез на продажу шерсть, овечий сыр, а еще – выдержанное две зимы в дубовых бочках красное вино из сортов, выращиваемых на высокогорных долинах Волчьего Дола. То, чем богата моя земля… Именно о ней я думала, засыпая

Скачать книгу