Скачать книгу

взгляд с очередного прыгающего всадника на Алексея, – чтобы не лихачил! Ты понял? Да ты и сам видишь… сколько там, а у тебя конь кованный, да только если бы на шипы, вот тогда бы проблем не было… но только где эти подковы с шипами сейчас достать… Поэтому помни, резко крутанешь коня – так и ляжете вместе с ним! Тебя не жалко… коня жалко. Понял меня?!

      Лёша нервно сглотнул и закивал головой. Он понимал, что грозный Петрович на самом деле больше переживает за него, да вот только виду не показывает.

      – Не переживайте, я жиганить не буду.

      – Что значит не будешь?! Ты в перепрыжку вышел… у тебя можно сказать уже победа в кармане… сейчас каждая секунда на счету…. Но ты всё равно аккуратней будь…

      Петрович опять отвернулся от Алексея, понимая, что этими словами выдал себя, то, как он рад, что его ученик, его Лёха, этот странный подросток, на которого он раньше и не обращал внимания, оказался так талантлив. И вот сейчас, выиграв маршрут метр и отпрыгав метр двадцать, он, его Лёшка, вышел в перепрыжку. А это значит, что из пяти всадников, вышедших в перепрыжку, сейчас будет определён победитель, тот, кто сможет за самое минимальное время отпрыгать сокращенный маршрут и не сбить ни одного барьера. Да вот только как его отпрыгать, когда остальные кони кованные на шипы, а у них на обычные подковы, а этот дождь всё не унимается…

      Петрович опять посмотрел на стоящего перед ним пацана.

      – Иди, тебе пора… аккуратней там…

      – Хорошо…

      Лёшка махнул рукой и побежал к коню, которого шагала толстая Маха, пока он разговаривал с тренером.

      Тоху нужно было ещё переседлать. Единственный белый вальтрап сейчас был под седлом другого коня. Алексей быстро, хлюпая по грязи и лужам, добежал до уже отпрыгавшего свой маршрут Быстрого, невысокого серого конька арабских кровей, и забрал вальтрап, который уже сняли с Быстрого и повесили внутрь коневозки немного просохнуть. Хотя это было и бесполезным занятием, на улице было влажно и промозгло, и вальтрап, пропитавшийся конским потом, конечно, не мог так быстро высохнуть. Лёша схватил его и побежал к своему коню. Всё нужно было делать быстро, через пять минут он уже должен был выехать на боевое поле.

      – Не спеши, успеешь, – видя запыхавшегося Алексея, спокойно сказала толстая Машка и стала помогать ему переседлывать Бадминтона.

      Конь, чувствуя азарт соревнований, не стоял спокойно на месте. Он крутился, тем самым показывая, что готов к бою. Это только мешало, но Лёша не ругался на него. Он лишь пытался быстро, сняв седло со спины коня и положив на его спину уже сильно не белый вальтрап, положить на всё это опять седло и притянуть подпругами, а иначе от очередного приплясывания Тохи всё могло упасть в лужу.

      – Да стой ты! – зло прикрикнула на коня Маха и добавила пару красных словец, которых она имела огромное множество в своём словарном запасе, поражая наивного Лёшку богатством русского языка. – Это я от своего услышала, – видя удивление, написанное на лице Алексея, Маша продолжила, – вот только я уже рассталась с ним… ну, после того, как он меня так стал называть. Короче, прошла любовь. И вот теперь я опять свободна.

      Машка подмигнула Алексею одним глазом, на котором от дождя потекла тушь, и улыбнулась своими неровными зубами. Вообще, это был фирменный стиль толстой Махи заигрывать со всеми, хотя Лёшку, за его юный возраст и наивность во всём, она вообще как мужской вид не воспринимала. Но это не мешало ей постоянно подкалывать его безобидными шутками и пошлыми намёками.

      Лёша улыбнулся в ответ. Затянул наконец подпруги и лихо запрыгнул в седло. Маша сразу отпустила повод, и Тоха, почувствовав свободу, чуть привстал, оторвав передние ноги от грунта, тем самым показывая, как он хочет ринуться в бой.

      ***

      Боевое поле, на которое Алексей выехал на Бадминтоне, сейчас представляло из себя мокрую траву с глубокими лужами воды. На нём стояли барьеры, через которые он должен был перепрыгивать, не сбив ни одного, и в минимальное время, меньшее, чем у остальных всадников, и тогда он победит.

      Лёша тронул бока коня, который и так приплясывал под ним, чувствуя азарт. Бадминтон хоть и был тоже списан из спорта, но был ещё полон сил и энергии, несмотря на его травму, которая тоже давала о себе знать. Его нога, повреждённая в одном из соревнований, часто болела, и поэтому конь хромал. Тогда его снимали с работы, лечили и шагали в руках. Но Бадминтон этого не любил, он любил прыгать, и сейчас, видя перед собой боевое поле с расставленными на нём препятствиями, он нервно втягивал ноздрями воздух и приплясывал под всадником. И если бы не сдерживающие прущую из него энергию поводья в руках Лёхи, он бы уже рванул вперёд. А так он нервно жевал железку трензеля во рту, от чего вокруг его рта уже образовалась белая пена, и энергично переступал ногами в ожидании того, когда же его всадник даст ему вволю разгуляться.

      Прозвучал звук колокола, и Бадминтон ощутил, как сжали его бока ноги всадника, а повод, сдерживающий его порыв вперёд… ослаб. И он рванул. Он только чувствовал, как поворачивает его голову за поводья Лёшина рука, направляя к следующему барьеру, и он нёсся на него, а потом ощущал нажатие шпоры в свои бока, взмывал

Скачать книгу