Скачать книгу

на скаку кепка, благодаря этому, держалась как влитая и не слетала с него.

      – Тебе ведь завтра на соревнованиях нужно как спортсмен выглядеть, – Варвара Петровна поставила перед ним тарелку с котлетой и картошкой, – у тебя даже формы-то нет…

      – Не переживай за это. Мне бриджи белые на старты Настя даёт, пиджак Соня, правда он великоват, но ничего, сапоги я у Машки попросил, а каска есть общественная на конюшне. Ну а рубашка белая под пиджак у меня своя есть… школьная…. – Алексей робко взглянул на бабушку, понимая, что проговорился о том, что планирует единственную его парадную белую рубашку надеть не в школу. Но бабушка что-то увлечённо перебирала в пустом холодильнике, и, наверное, не акцентировала на этом своё внимание. Лёша быстро продолжил, – так что буду выглядеть, как настоящий спортсмен… жалко только, что ты не сможешь посмотреть, как я прыгать буду…

      – Работа у меня завтра… Я к Изабелле иду, там у неё в квартире убраться нужно… Вот купят себе люди квартиру из пяти комнат, а самим убираться-то и лень. Теперь она у нас крутая, Изабеллой себя называет, а раньше Зинка с овощного была, пока своего бандюгу, этого мордоворота, не встретила… Ох, неправильно она жить стала… нехорошие деньги у них теперь… ох нехорошие, – бабушка наконец закрыла холодильник, который громко заворчал и затрясся, показывая, что и его век близок к концу, но он ещё продержится, но только вот сколько… – Молиться я за тебя буду… за душу твою светлую, – Варвара Петровна смахнула слезу и поцеловала Лёшку в макушку.

      Тот насупился, но продолжил есть, понимая, как всё тяжело в их жизни… Этот год стал для них очень тяжёлым. Алёша это всё понимал, но он не мог бросить лошадей, это была его жизнь, его смысл, это было для него всё. Иначе, зачем тогда жить… он и не знал. А сейчас он знал, что ему нужно этот год отучиться в школе, чтобы её закончить, а затем… хотя он не знал, что дальше ему делать. Нет, знал. Знал, что должен идти в армию, знал, что это его долг, и он пойдёт туда. Только вот он не хотел, чтобы его отправили в горячую точку. Одного из пацанов из его двора отправили служить в Абхазию, а через три месяца его хоронили… Лёша тоже ходил на похороны, тогда он удивился, видя странный гроб, который был закрыт. Он не знал, почему… Когда он был на других похоронах их соседа алкаша Фёдора, тот лежал в гробу, и все смотрели на него, и Лёша смотрел, хотя ему и было страшно. А вот теперь перед ним закрытый наглухо гроб.

      Тогда, наверное, впервые он ощутил, что жизнь… она ведь не вечна и может вот так взять и закончиться… Он сразу подумал о бабушке, как она одна будет без него, ведь мама не вернётся из-за границы. От этих мыслей ему стало ещё грустнее. Но всё равно он хотел попасть в армию, как и все ребята из их двора. Хотя и понимал, что из-за этого придётся забыть о лошадях. Ну ничего, армия это всего два года, а потом он вернётся оттуда и начнёт работать, и опять придёт на конюшню. Только уже у него будут деньги, которые он будет зарабатывать, и тогда сможет купить себе коня и ездить на нём по соревнованиям и даже за границу, чтобы доказать всему миру, что мы сильные в конном спорте и можем сделать их, иностранцев, забрав медали себе…

      – Алёшенька, просыпайся. Что же ты, мой хороший, за столом-то уснул…

      Лёша понял, что, уйдя в свои мысли и мечты о золоте олимпиады, он так и заснул за столом. Он поднял голову и взглянул на часы, висящие на стене кухни, которые методично отсчитывали время, тихо щёлкая внутри своим старым механизмом уходящим минутам.

      На сон оставалось часа четыре, не более, в пять нужно быть уже на платформе, чтобы не пропустить электричку. Коневоз за лошадьми придёт в шесть тридцать, а до этого времени нужно успеть собрать вещи, почистить лошадей, обмотать им ноги толстыми бинтами, подготавливая их к перевозке.

      Перебирая в уме всё, что он должен сделать, Алексей добрёл до кровати и, быстро раздевшись, подлез под одеяло. В комнате было прохладно, батареи ещё не включали. Ощущая холод простыней, Алёша свернулся калачиком и плотнее подоткнул под себя одеяло. В сон он провалился моментально, даже не слыша, как в его комнату зашла Варвара Петровна, проверить внука. Она заботливо накрыла его вторым одеялом и, перекрестив, тихо вышла из комнаты.

      А Лёша спал и видел во сне, как он выступает на красивом большом вороном коне, и явно это была заграница, кругом были флаги, трибуны и зрители, которые ему аплодировали. Тому, как он красиво на своём коне преодолевает барьер за барьером, не сшибая ни одного препятствия.

      Лёшка улыбался во сне, сжимая кулачок рук, как будто в них он держал повод, управлял своим конём…

      ***

      С утра шёл дождь. Алексей всегда знал, что он невезучий… вот даже в такой мелочи, как сейчас. Он так ждал этих стартов, и именно в этот день небо затянули серые осенние тучи, и стало сначала накрапывать, а потом неспешный дождик разошёлся в хороший дождь. Пока старты не отменили, но грунт на конкурном поле уже поплыл. Трава промокла и во многих местах от копыт лошадей превратилась в скользкое месиво. Лёша это видел по тому, как другие всадники, прыгая на своих конях, проскальзывают на нём и опасно «ложатся» в повороте, делая крутые развороты, заходя на следующее препятствие.

      – Лёха, слушай меня внимательно, – Петрович перевёл

Скачать книгу