Аннотация

Пронзительные, проникновенные, увлекательные, смешные и грустные, уморительные и драматичные, кинематографичные и необыкновенно живые. Рассказы Василия Макаровича Шукшина – это всегда глоток свежего воздуха. Манера литературного изложения Шукшина особенная, в ней есть что-то от классики и в то же время это своя сильная строка. Меня покоряет умение писателя в одном небольшом рассказе передать такую драму, которой хватило бы на целый сериал. Такая ёмкая шукшинская манера заставляет после прочтения каждого рассказа подолгу сидеть и приходить в себя, «переваривать». Sweet22 Просто удовольствие это читать. Я сам сельский житель, поэтому мне вдвойне интересны эти рассказы. Вопросы морали, нравственности, вообще смысла жизни отображены в этих небольших, но очень глубоких по смыслу, произведениях. Перечитываю это с интервалом, примерно, в пять лет). Рекомендации только положительные, если вдруг кто не читал, обязательно это сделайте. maksaidar Решила прочитать для себя что-то новенькое, что до селе мною в таком жанре не читано. Взяла в руки книгу нашего народного актера, писателя Василия Шукшина «Рассказы». Да так зачиталась ею, что не смогла уснуть до глубокой ночи. Его рассказы легки и не притязательны, его герои просты и незадачливы. Но только на первый взгляд. Углубившись же в чтение, понимаешь, что герои этих рассказов тебе до боли знакомые, родные. Ты видишь их каждый день. Ты смотришь на них и не замечаешь. А Шукшин заметил. Потому он и является сегодня классиком советской литературы. В этих людях вся душа и истина, красота и обезображенность, сила и трусость, мудрость и глупость. Василий Шукшин легко и понятно показывает нам через силу слова, великую мудрость и большое безумие русского человека. Таких социальных героев нынче не найдешь в современных книгах и фильмах. Нет их и все. И не потому, что в них не нуждается современный, независимый читатель и зритель, а потому, что нет таких авторов, что смогли бы через свой талант принести в наш мир нового героя. Необязательно герой должен быть Героем, он должен иметь то, что зацепит читателя и не отпустит до самого конца благодаря его загадочной души и великой простоте, что так славит русскую нацию. Ira Kirillova ● Сапожки ● Как зайка летал на воздушных шариках ● Ораторский приём ● Ванька Тепляшин ● Чудик ● Выбираю деревню на жительство ● Билетик на второй сеанс [= Билет на второй сеанс] ● Капроновая ёлочка ● Генерал Малафейкин ● Письмо ● «Раскас» ● В воскресенье мать-старушка… ● Штрихи к портрету ● Самые первые воспоминания ● Заревой дождь ● Забуксовал ● Наказ ● Лёля Селезнёва с факультета журналистики ● Далёкие зимние вечера ● Хахаль © В. М. Шукшин, наследники Издательство: Студия озвучания «Глагол», 2017 г. Чтец: Дмитрий Оргин Монтаж: Григорий Соковиков Корректор: Любовь Германовна Каретникова

Аннотация

Василий Макарович Шукшин в своих рассказах выразил душу современного русского человека исчерпывающе и проникновенно. Так, как никто другой. По сей день продолжаются дискуссии вокруг «феномена Шукшина» и, в частности: как мог «человек из деревни» обладать таким видением, таким талантом, который сравним разве что со столпами русской литературы. Шукшин был не то, чтобы недооценен… Но был… Просмотрен масштаб. Так совпало. В почете – при жизни (разве не достаточно?). Умер в 70-х. Затем перестроечные 80-е (где внимание обратилось к литературным диссидентам), лихие 90-е (с их отторжением всего советского, да и не до литературы как-то), двухтысячные… И вот, самое время обернуться, чтобы встретиться с собой и перейти к разгадке этой «загадочной русской души». А, кроме того, шукшинские рассказы – это просто необыкновенно увлекательно. "…мне думается, что он [Шукшин] восстановил в русской литературе рассказ случая. Мы уже отвыкли от этого непринужденного повествования, от манеры устного собеседования и сказа, переданных через письменный рассказ, нам подавай такую литературу, чтобы в ней просматривался «акт творчества» во всей его красе и чтобы занимательность была именно такая, какую мы нынче признаем. А вот старик Григорович, тот однажды вышел из дома, поговорил с садовником, и это стало рассказом, Чехов встретился с егерем – другой рассказ, проехал по степи – повесть, да еще и какая! И Короленко это умел. И Куприн. И многие другие, а мы – разучились." Сергей Залыгин ● Други игрищ и забав ● Микроскоп ● Постскриптум ● В профиль и анфас ● Обида ● Ноль-ноль целых ● Залётный ● Как Андрей Иванович Куринков, ювелир, получил 15 суток ● Солнце, старик и девушка ● Беспалый ● Гена Пройдисвет ● Страдания молодого Ваганова ● Земляки ● Свояк Сергей Сергеевич ● Из детских лет Ивана Попова ● Кляуза. Опыт документального рассказа ● Бессовестные ● Версия © В. М. Шукшин, наследники Издательство: Студия озвучания «Глагол», 2017 г. Чтец: Дмитрий Оргин Монтаж: Григорий Соковиков Корректор: Любовь Германовна Каретникова

Аннотация

Если уж непременно нужно искать «универсального писателя» в контексте бесконечных поисков «русской идеи», пожалуй, на сегодняшний день, никто не подходит на эту роль лучше Василия Шукшина. Спектр представленных в его рассказах героев очень широк. Однако впечатляет даже не широта, а то, с какой точностью и сочностью выписаны эти образы. Повествование – на редкость кинематографично, а сопереживать героям начинаешь буквально с первых строк. Единственный минус – невозможно оторваться. – Космос, нервная система и шмат сала – Сураз – Мой зять украл машину дров – Беседы при ясной луне – Верую! – Чередниченко и цирк – Горе – Вянет, пропадает – Материнское сердце – Шире шаг, Маэстро – Гринька Малюгин – Крепкий мужик – Критики – Степка – Волки! – Танцующий Шива – Охота жить – Хозяин бани и огорода Издательство: Студия озвучания «Глагол», 2017 г. Чтец: Дмитрий Оргин Корректор: Наталья Владимировна Колесова, Любовь Германовна Каретникова © В. М. Шукшин, наследники

Аннотация

«История эта началась в исправительно-трудовом лагере, севернее города Н., в местах прекрасных и строгих. Был вечер после трудового дня. Люди собрались в клубе…»

Аннотация

Блестящий язык, увлекательность, юмор, живость, предельная достоверность персонажей, простота и необычайная глубина рассказов, – вот первое, что приходит на ум, когда пытаешься “в общем” охарактеризовать творчество Василия Шукшин. Это известно. Из неочевидного же… Пожалуй, никто так не выразил душу русского “мужика” как это сделал Шукшин. И тут речь далеко не только о 60-х-70-х; тут преемство, которое каждый легко обнаружит в себе самом. Хочешь понять русского мужчину – читай Шукшина. Вне всяких сомнений! Т.о. рассказы Шукшина – это не только о недавнем “прошлом”, это еще и зеркало современной русской души. В русской литературе есть три очень близко стоящих писателя… Гоголь, Шукшин и Чехов. Или, вернее, Гоголь, Чехов, Шукшин, конечно. Гоголь прожил 43 года, Чехов – 44, Шукшин – 45. […] Все трое писали юмористические рассказы. Их поэтому легко понять, полюбить. Человек, когда смеётся, лучше становится. Потому что забывается, перестаёт «изображать из себя», перестаёт быть умным – или каким он там стремится быть. Ослабевает его защита […] Был такой жанр в нашем кино – лирическая комедия. Это когда вроде сел посмеяться – и поплакал. И задумался о жизни. И таким мудрым, таким задумчивым стал – жуть! Будто что-то очень важное про жизнь понял. Вот каждый из них, из этих троих писателей, был такой лирической комедией. Они не грузили. Не претендовали. Так, прогуляться вышли, лёгкий жанр… А всё-таки […] Шукшин-писатель у нас «недооценён», как ни смешно это звучит […] Когда говорят, что кто-то что-то «недооценил», имеется в виду, что этот кто-то недооценил значение явления для себя. А значит, сам «недополучил», «недобрал» его, этого явления. Недовоспринял. Снял вершки. © Лев Пирогов Алеша Бесконвойный Два письма Жена мужа в Париж провожала Как помирал старик Классный водитель Лёся Лида приехала Мастер Миль пардон, мадам! Начальник Одни Осенью Правда Приезжий Светлые души Сильные идут дальше Случай в ресторане Срезал Стенька Разин Упорный Экзамен Издательство: Студия озвучания «Глагол», 2016 г. Чтец: Дмитрий Оргин Монтаж: Григорий Соковиков Корректор: Любовь Германовна Каретникова

Аннотация

«Это не рассказы, это были заготовки к рассказам. Я знал по опыту, что заготовки надо записывать подробнее, а то я сам забывал, о чем хотел написать рассказ. И я стал записывать для каждого будущего рассказа – больше. И когда этих заготовок скопилось много и я их перечитал, я увидел, что больше мне рассказывать нечего, все, что хотелось рассказать, я рассказал…»

Аннотация

Под пером выдающегося писателя Василия Макаровича Шукшина (1929–1974) оживает целая галерея образов русского характера. Герои его рассказов – странные непутевые люди, чудаки, мечтатели-мудрецы, живые и естественные, иногда стихийно бунтующие. Именно в этом протесте автор видит проявление духовного начала, но не идеализирует своих героев. Книга представляет собой наиболее полное собрание рассказов В. М. Шукшина – настоящих шедевров русской литературы.

Аннотация

«…Студент склонился над бумагой, задумался. Некоторое время профессор наблюдал за ним. Перед его глазами за его длинную жизнь прошла не одна тысяча таких вот парней; он привык думать о них коротко – студент. А ведь ни один из этой многотысячной армии не походил на другого даже отдаленно. Все разные. «Все меняется. Древние профессора могли называть себя учителями, ибо имели учеников. А сегодня мы только профессора», – подумал профессор…»

Аннотация

«…Навстречу нам такой же грузовичок «ЗИС-5» (их потом, когда они уже уходили из жизни, ласково звали «Захар» или «Захарыч», они славно поработали). Рыжий чуть отклонился на тракте правее, а тот, встречный, дует посередке почти… Рыжий несколько встревожился, еще поджался правее, к самой бровке, а встречный – нахально посередке. Рыжий удивленно уставился вперед… Я от его взгляда и встревожился-то: я сперва не понял, что нам грозит опасность. А опасность летела навстречу нам… Рыжий сбавил скорость и неотступным, немигающим, оцепенелым каким-то взглядом следил, как приближается этот встречный дурак. Тот – перед самым носом у нас – свильнул, но все равно нас крепко толкнуло, и раздался омерзительный, жуткий треск…»

Аннотация

«…И как-то Мишель пришел к ней опять вечером. Пришел… и оторопел: на диване, где он вчера еще вольно полулежал, весьма тоже вольно полулежал здоровый бугай в немыслимой рубашке, сытый, даже какой-то светлый от сытости. – Здравствуйте, – сказал Мишель. Он постарался сказать спокойно, но сердце у него заболело. А дальше он и вовсе ошалел: Кэт была в халатике, он сразу этого не заметил. Но ведь это при нем она ходила в халатике, почему же еще при ком-то? Что это? Бугай в цветастой рубашке сел на диване и несколько насмешливо, несколько снисходительно смотрел на длинного опрятного кандидата. – Знакомьтесь, – спокойно, медленно сказала Кэт, – Серж, я тебе говорила… Серж кивнул…»