Аннотация

«В украшенном цветами и светлыми тканями покое Девы ждали Жениха. Их было десять, они были юны и прекрасны, и были среди них Мудрые девы, и были Неразумные. Вечер отгорел и погас, как погасает в небе каждый вечер. Дыхание темно-синего холода простерлось над землей, и далекие, вечные звезды начали свой медленный хоровод. Девы приготовили все, что надо было для брачного пира, и сели за стол. Одно место среди них было пусто, – то было место для Жениха, которого ждали, но которого еще не было здесь…»

Аннотация

«Кандид, или Оптимизм» – одно из наиболее известных произведений французского философа и просветителя Вольтера, получившее невероятный успех у читателей. Повесть, созданная в период Семилетней войны, дошла до наших дней и ныне воспринимается не только как сатирическое описание подлинной истории, но и как глубокомысленное нравоучение о безрассудстве перед повальной глупостью и жадностью, приводящими к открытому вооруженному конфликту. Печатается по изданию 1909 года в современной орфографии. Для широкого круга читателей.

Аннотация

«Г-н Сологуб принадлежит, конечно, к тяжелым писателям: его психология, его манера письма, занимающие его идеи – всё как низко ползущие, сырые, свинцовые облака. Ничей взгляд они не порадуют, ничьей души не облегчат», – писал Василий Розанов о творчестве Федора Сологуба. Пожалуй, это самое прямое и честное определение манеры Сологуба. Его роман «Тяжелые сны» начат в 1883 году, окончен в 1894 году, считается первым русским декадентским романом. Клеймо присвоили все передовые литературные журналы сразу после издания: «Русская мысль» – «декадентский бред, перемешанный с грубым, преувеличенным натурализмом»; «Русский вестник» – «курьезное литературное происшествие, беспочвенная выдумка» и т. д. Но это совершенно не одностильное произведение, здесь есть декадентство, символизм, модернизм и неомифологизм Сологуба. За многослойностью скрывается вполне реалистичная история учителя Логина.

Аннотация

В сборник вошли два цикла малой прозы Ф. М. Сологуба – «Книга разлук» и «Книга очарований». Для широкого круга читателей.

Аннотация

«В строгом безмолвии вечереющего дня Елена сидела одна, прямая и неподвижная, положив на колени белые, тонкие руки. Не наклоняя головы, она плакала; крупные, медленные слезы катились по ее лицу, и темные глаза ее слабо мерцали. Нежно любимую мать схоронила она сегодня, и так как шумное горе и грубое участие людское были ей противны, то она на похоронах, и раньше, и потом, слушая утешения, воздерживалась от плача. Она осталась, наконец, одна, в своем белом покое, где все девственно чисто и строго, – и печальные мысли исторгли из ее глаз тихие слезы…»

Аннотация

В начале XX века роман русского символиста Федора Сологуба (1863–1927) произвел эффект разорвавшейся бомбы и сделал автора знаменитым. Сам Сологуб писал, что «все анекдотическое, бытовое, психологическое в моем романе основано на очень точных наблюдениях и я имел для моего романа достаточно “натуры” вокруг себя». Герой «Мелкого беса» Передонов, ставший своего рода символом посредственности, и его мучитель – бес-недотыкомка и сегодня служат страшным предостережением человечеству.

Аннотация

«В строгом безмолвии вечереющего дня Елена сидела одна, прямая и неподвижная, положив на колени белые, тонкие руки. Не наклоняя головы, она плакала; крупные, медленные слезы катились по ее лицу, и темные глаза ее слабо мерцали. Нежно любимую мать схоронила она сегодня, и так как шумное горе и грубое участие людское были ей противны, то она на похоронах, и раньше, и потом, слушая утешения, воздерживалась от плача. Она осталась, наконец, одна, в своем белом покое, где все девственно чисто и строго, – и печальные мысли исторгли из ее глаз тихие слезы…»

Аннотация

«В строгом безмолвии вечереющего дня Елена сидела одна, прямая и неподвижная, положив на колени белые, тонкие руки. Не наклоняя головы, она плакала; крупные, медленные слезы катились по ее лицу, и темные глаза ее слабо мерцали. Нежно любимую мать схоронила она сегодня, и так как шумное горе и грубое участие людское были ей противны, то она на похоронах, и раньше, и потом, слушая утешения, воздерживалась от плача. Она осталась, наконец, одна, в своем белом покое, где все девственно чисто и строго, – и печальные мысли исторгли из ее глаз тихие слезы…»

Аннотация

Рассказы одного из ярких представителей «Серебряного Века» Фёдора Сологуба читает Вадим Яковлев. Маленький человек Наивные встречи Соединяющий души Турандина Улыбка

Аннотация

Рассказы одного из ярких представителей «Серебряного Века» Фёдора Сологуба читает Вадим Яковлев. Соединяющий души Рождественский мальчик В толпе