Аннотация

«Расскажу вам одно истинное событие, о котором недавно вспомнили в одном скромном кружке, по поводу замечаемого нынче чрезмерного усиления в нашем обществе холодного и бесстрастного эгоизма и безучастия. Некоторым из собеседников казалось, что будто прежде так не было, – им сдавалось, будто еще и в недавнее время сердца были немножко потеплее и души поучастливее, и один из собеседников, мой земляк, пожилой и весьма почтенный человек…»

Аннотация

«Он сам почти миф, а история его – легенда. Чтобы повествовать о нем – надо быть французом, потому что одним людям этой нации удается объяснять другим то, чего они сами не понимают. Я говорю все это с тою целию, чтобы вперед испросить себе у моего читателя снисхождения ко всестороннему несовершенству моего рассказа о лице, воспроизведение которого стоило бы трудов гораздо лучшего мастера, чем я. Но Голован может быть скоро совсем позабыт, а это была бы утрата…»

Аннотация

«Когда император Александр Павлович окончил венский совет, то он захотел по Европе проездиться и в разных государствах чудес посмотреть. Объездил он все страны и везде через свою ласковость всегда имел самые междоусобные разговоры со всякими людьми, и все его чем-нибудь удивляли и на свою сторону преклонять хотели, но при нем был донской казак Платов, который этого склонения не любил и, скучая по своему хозяйству, все государя домой манил. И чуть если Платов заметит, что государь чем-нибудь иностранным очень интересуется, то все провожатые молчат, а Платов сейчас скажет: так и так, и у нас дома свое не хуже есть, – и чем-нибудь отведет…»

Аннотация

«Событие, рассказ о котором ниже сего предлагается вниманию читателей, трогательно и ужасно по своему значению для главного героического лица пьесы, а развязка дела так оригинальна, что подобное ей даже едва ли возможно где-нибудь, кроме России…»

Аннотация

Пронзительно-светлый рассказ об удивительном тульском мастере, сумевшем подковать блоху. В рассказе раскрывается самобытность и удивительная красота русской души.

Аннотация

Действующие лица и исполнители: От автора – народный артист России Валерий Баринов и народная артистка России Евгения Добровольская Однодум – артист Александр Тараньжин Городничий – народный артист России Вячеслав Шалевич Протопоп – артист Олег Семисынов Ланской – артист Сергей Бурунов Голова – заслуженный артист России Марк Гейхман В эпизодах и массовых сценах заняты артисты Ирина Киреева, Вячеслав Слепнев. Над аудиоспектаклем работали: Автор инсценировки – Наталия Шолохова Режиссер-постановщик – Дмитрий Трухан Композитор – Михаил Антал Звукорежиссер – Андрей Коновалов

Аннотация

Аудиоспектакль по рассказу Николая Семеновича Лескова «Кадетский монастырь» раскрывает миропонимание русского человека с ее самобытной силой, верой, состраданием и духовностью. «У нас не переводились, да и не переведутся праведные» – убежден Лесков. Произведение русского классика посвящено проблемам «нравственной доблести» в период «глухого» времени, которые отстаивали своим примером «служилые люди», воспитатели Первого петербургского кадетского корпуса. Воспоминания автора об учебе в нем и легли в основу рассказа.

Аннотация

«По некоторым, достаточно важным причинам выставленная кличка должна заменять собственное имя моего героя – если только он годится куда-нибудь в герои. Если бы я не опасался выразиться вульгарно в самом начале рассказа, то я сказал бы, что Шерамур есть герой брюха , в самом тесном смысле, какой только можно соединить с этим выражением. Но все равно: я должен это сказать, потому что свойство материи лишает меня возможности быть очень разборчивым в выражениях, – иначе я ничего не выражу. Герой мой – личность узкая и однообразная, а эпопея его – бедная и утомительная, но тем не менее я рискую ее рассказывать…»

Аннотация

«Событие, рассказ о котором ниже сего предлагается вниманию читателей, трогательно и ужасно по своему значению для главного героического лица пьесы, а развязка дела так оригинальна, что подобное ей даже едва ли возможно где-нибудь, кроме России…»

Аннотация

«Мы плыли по Ладожскому озеру от острова Коневца к Валааму и на пути зашли по корабельной надобности в пристань к Кореле. Здесь многие из нас полюбопытствовали сойти на берег и съездили на бодрых чухонских лошадках в пустынный городок. Затем капитан изготовился продолжать путь, и мы снова отплыли…»