Скачать книгу

родине, а вера – не только искреннюю религиозность, но и высокую нравственность, стремление к добру»[13].

      Часть I

      1. Идеалы дворянства: мечты и реальность

      Дворянство было самым просвещенным сословием. Как отмечает философ В.К. Кантор, «для культуры в России дворянство стало субстратом, почвой, на которой выросли у нас ренессансно-просветительские идеи XIX века, подхваченные затем разночинцами, но рожденные дворянством»[14]. Какие же идеалы лежали в основе менталитета этого сословия?

      Как писал С.Л. Франк, понятие долга «есть некая первичная категория, конституирующая нравственную жизнь и через нее характеризующая существенное свойство человеческой жизни вообще»[15]. Следовательно, категория эта была многосоставна, вариативна и зависела от контекста: так, идеал поведения в семье по отношению к родственникам мог быть одним, в социуме – совсем иным.

      Тот нравственный идеал, который стремилось воплотить русское дворянство первой половины XIX столетия, синтетически включал в себя:

      • элементы героики[16], почерпнутые из античных классиков[17];

      • элементы рыцарства, привнесенные культурными связями с Западной Европой;

      • элементы православного благочестия, ставшего для русского общества нравственным стержнем еще во времена принятия христианства.

* * *

      Какой виделась русскому дворянству идеальная семейная жизнь? Безусловно, образцом считалась большая дружная сплоченная семья. Для поддержания хороших отношений внутри семьи следовало соблюдать правила приличия и иерархию. Основами мирного сожительства декларировались любовь, взаимоуважение и вежливость[18]. Вольность в поведении не поощрялась. Как говорилось в одном сборнике конца XIX века: «Слишком большая свобода в одежде, в манерах и в выражениях доказывает неуважение к окружающим, и по этим мелочам часто судят о человеке»[19].

      Эти нравственные идеи были популярны, конечно и в XVIII столетии. Мемуарист А.И. Дельвиг, кузен известного поэта А.А. Дельвига, писал, что от детей в их семье требовали полного уважения к родственникам, особенно к старшим. Царь же был для них «вполне священным лицом». Даже малейшего суждения о религиозных предметах, о «Царской Фамилии», о старших не допускалось[20].

      Князь В.П. Мещерский, писатель и публицист, считал поведение своих родителей и в семье, и в обществе эталонным. Отец «был, без преувеличения скажу, идеал человека-христианина, именно человека, потому что он жил полною жизнью света, но в то же время сиял, так сказать, красотою христианства: его душа слишком любила ближнего и добро, чтобы когда-либо помыслить злое, и в то же время, всегда веселый, всегда довольный, он жил жизнью всех, его окружавших; все, что мог, читал, всем интересовался и, подобно матери моей, никогда не задевал даже мимоходом ни лжи, ни чванства, ни пошлости, ни сплетни»[21]. Итак, идеал дворянина, в глазах князя Мещерского, сочетал в себе черты христианского благочестия и просвещенного, сдержанного европейского аристократизма.

      Патриархальные представления о внутрисемейных отношениях нашли отражение даже в российском законодательстве XIX века. Так, в статьях 108, 109, 110 Гражданских и межевых законов были прописаны следующие обязанности супругов по отношению друг к другу:

      «108. Муж обязан любить свою жену, как собственное свое тело, жить с нею в согласии, уважать, защищать, извинять ее недостатки и облегчать ее немощи. Он обязан доставлять жене пропитание и содержание по состоянию и возможности своей;

      109. Жена обязана повиноваться мужу своему, как главе семейства; пребывать к нему в любви, почтении и в неограниченном послушании, оказывать ему всякое угождение и привязанность, как хозяйка дома;

      110. Жена обязана преимущественным повиновением воле своего супруга, хотя притом и не освобождается от обязанностей в отношении к ее родителям»[22].

* * *

      В одном из руководств XIX века по правилам поведения в свете и дома сказано следующее: «Каждый муж должен видеть в жене своей лучшего друга своей жизни, а потому и уважать права ее как женщины, чтить образ мыслей ее, быть строгим исполнителем ее невинных и благоразумных желаний и блюстителем ее чести». В высшем свете супругам непозволительно было проявлять друг к другу как излишне нежное, так и грубое отношение. Ссоры, скандалы не следовало предавать огласке. В обществе не рекомендовалось ревновать и во всеуслышание подозревать жену в неверности – это могло навредить репутации обоих супругов. Жена должна была почитать своего мужа[23] (даже когда он фактически не являлся главой семьи, нехорошо было принижать его на людях), угождать его родным и друзьям[24].

      В своем доме супруги часто жили раздельно. Аристократические семьи, занимавшие большие особняки, имели так называемые

Скачать книгу


<p>13</p>

Шокарев С.Ю. Тайны российской аристократии. М.: ОЛМА Медиа Групп, 2008. С. 6.

<p>14</p>

Кантор В.К. Санкт-Петербург: Российская империя против российского хаоса. К проблеме имперского сознания в России. М.: РОССПЭН, 2008. С. 253.

<p>15</p>

Франк С.Л. Духовные основы общества. М.: Республика, 1992. С. 75.

<p>16</p>

Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре: Быт и традиции русского дворянства (XVIII – начало XIX века). СПб.: Искусство-СПб., 1999. С. 62–63.

<p>17</p>

Как отмечает Ю.М. Лотман, из-за распространения книги «Плутарх для детей» «самым обаятельным в глазах детей и подростков становится образ римского республиканца».

<p>18</p>

Долгих Е.В. К проблеме менталитета российской административной элиты первой половины XIX века: М.А. Корф, Д.Н. Блудов. М.: Индрик, 2006. С. 216.

<p>19</p>

Жизнь в свете, дома и при дворе. СПб., 1890. С. 87.

<p>20</p>

Дельвиг А.И. Мои воспоминания: В 4 т. М.: Изд-е Московского Публичного и Румянцевского музеев, 1912. Т. 1. С. 24.

<p>21</p>

Мещерский В.П. Мои воспоминания. М.: Захаров, 2003. С. 7.

<p>22</p>

Свод законов Российской империи, повелением государя императора Николая Павловича составленный. Законы Гражданские и межевые. Т. 10. Ч. 1–2. СПб.: В типогр. Второго Отд. Собств. Его Императ. Величества Канцелярии, 1842.

<p>23</p>

См.: Светский человек, или Руководство к познанию правил общежития / Сост. Д.Н. Соколовым. СПб., 1847. С. 17–22.

<p>24</p>

Данная установка характерна вплоть до конца XIX века. См.: Жизнь в свете, дома и при дворе. СПб., 1890. С. 102.