Скачать книгу

облегчала общение, улучшала взаимоотношения, поддерживала высокий уровень культуры, продолжала традиции. Определенная последовательность действий придавала происходящему торжественность, ощущение причастности к традиции, принадлежности к роду. Стили общения менялись в зависимости от социального положения брачующихся. В императорской семье подобные события отличались строгой церемониальностью, меньшей спонтанностью, поскольку приковывали к себе внимание всей страны и заграничных соседей.

      4. Жизнь в браке

      Когда мы пытаемся оценить взаимоотношения супругов в XIX веке, только по письменным источникам невозможно определить меру открытости одного человека другому. Взаимоотношения супругов – отдельный, тайный мир, полностью охватить который не в состоянии ни одна наука. Однако давайте попробуем узнать о нем немного больше.

      Как правило, фактическим главой семьи был муж. Известно, что когда декабрист К.Ф. Рылеев находился в заточении, его жена, Наталья Михайловна, столкнувшись с необходимостью заниматься финансовыми делами семьи, признавалась ему в своей нерешительности. Все крупные денежные вопросы ранее решал муж, поэтому она не знала, что отвечать кредиторам: «На все буду ожидать от тебя совету и решения, без чего не могу сама приступить ни к чему»[210]. Во время Отечественной войны 1812 года многим женщинам пришлось выполнять обязанности своих мужей, ушедших сражаться. Супруга флигель-адъютанта Александра Меншикова Анна Александровна пишет ему в 1813 году: «Скажи пожалуйста, милой друг, по чему давать жалования в год Насонову и двум лакеям…»[211]

      Однако в некоторых случаях даже в мирное время главенствующая роль в семье всецело принадлежала жене[212]. Подчас жена была самостоятельной хозяйкой всего имения, могла распоряжаться им по своему усмотрению, а если ее доходы превышали мужнины, то муж и вовсе отходил на второй план[213]. (С другой стороны, многие дворянки передоверяли мужьям управление своими деревнями к общей выгоде и в интересах детей – впрочем, не всегда счастливо[214].)

      Графу Федору Андреевичу Толстому жена давала на личные траты по 10 тысяч рублей ассигнациями ежегодно[215]. Сын Н.М. Карамзина, Андрей, женился на богатой вдове Демидовой. Он был в отставке и не имел приезда ко двору, тогда как супруга его рвалась туда и тянула с собой мужа (хотя на придворную жизнь он формально не имел прав). По мнению В.А. Инсарского, именно потому он и погиб во время безрассудной и честолюбивой вылазки, пытаясь выслужиться в Восточной войне[216]. Знаменитая бабушка Лермонтова, Е.А. Арсеньева, отличалась властолюбием. Именно она настояла на том, чтобы внука назвали Михаилом (хотя в роду Лермонтовых чередовались имена Петр и Юрий), постоянно сеяла распри между своей дочерью и ее мужем[217].

      Однако в свете, на людях, унижать мужа было не принято, так как это порочило в первую очередь саму женщину. В России, как и в Западной Европе, муж часто считался «владыкой жены и поступал как деспот»[218]. Отношение к женщинам у мужчин было различным, но зачастую даже пренебрежительным, особенно если выяснялось, что воспитание супруга получила незавидное. Как правило, мужчины считали, что женщины неспособны понимать разговоры о высоких материях и тем более принимать участие в научных дискуссиях (такому мнению пытался противоречить, например, А.С. Пушкин[219]). Так, например, немец Гольберг, персонаж повести «Идеал» авторства Е.А. Ган (Зенеиды Р-вой) «о счастии женщины… имел короткое и ясное понятие: благосклонное обращение, снисходительность к капризам и модная шляпка – вот что, по его мнению, не могло не осчастливить женщины, и к этому он, вступая в супружеское звание, обязался мысленно подпискою»[220].

      Что касается адюльтера, то в высшем свете снисходительно смотрели на внебрачные связи только влиятельных особ мужского пола, чуть менее лояльно на измены влиятельных женщин и всегда строго осуждали тех, кто осмеливался демонстрировать адюльтер. Тем не менее замужняя женщина продолжала посещать балы и маскарады, танцевать и петь, принимать участие в гуляниях. Поэтому слова из пьесы П.И. Григорьева «Житейская школа» могли показаться современницам анахронизмом и тиранством:

      Теперь ты замужем должна быть скромной, тихой,

      Хозяйничать, беречь весь дом,

      А не заботиться о том,

      Чтоб быть отчаянной кокеткой и франтихой[221].

      Как мы уже говорили в предыдущей главе, в XIX веке браки заключались как по любви[222], так и по расчету[223]. Соответственно, и стили обращения друг к другу были различны: на «ты» либо на «вы» (если супруги были душевно далеки друг от друга[224]). Впрочем, браки по расчету могли быть и счастливыми – ведь расчет мог быть не только материальным, но и духовным. М.К. Кюхельбекер, например, находясь в ссылке,

Скачать книгу


<p>210</p>

РГАЛИ. Ф. 423. Рылеев К.Ф. Оп. 1. Д. 40.

<p>211</p>

НИОР РГБ. Ф. 166. Меншиковы. П. 3. Д. 6. Л. 35.

<p>212</p>

Шашков С.С. Указ. соч. С. 314.

<p>213</p>

Дашкова Е.Р. Записки. Письма сестер М. и К. Вильмот из России. М.: Изд. МГУ, 1987. С. 316.

<p>214</p>

Маррезе М.Л. Бабье царство. Дворянки и владение имуществом в России (1700–1861) / Авториз. пер. с англ. Н. Лужецкой. М.: Новое литературное обозрение, 2009. С. 121.

<p>215</p>

Дмитриев М.А. Указ. соч. С. 59.

<p>216</p>

Инсарский В.А. Указ. соч. С. 292.

<p>217</p>

Висковатый П.А. Михаил Юрьевич Лермонтов: Биография. М.: Захаров, 2004. С. 8, 11–13.

<p>218</p>

Бегичев Д.Н. Ольга: быт русских дворян в начале нынешнего столетия. СПб.: Типогр. А. Плюшара, 1840.

<p>219</p>

Пушкин А.С. Полн. собр. соч. Т. 8. С. 65.

<p>220</p>

Ган Е.А. Указ. соч. С. 11.

<p>221</p>

Григорьев П.И. Указ. соч. С. 24.

<p>222</p>

Как, например, браки Зинаиды Волконской и графа Риччи, А.П. Керн и А.В. Маркова-Виноградского, А.С. Пушкина и Н.Н. Гончаровой и др.

<p>223</p>

Как практически все браки в царской семье, а также брак дочери Марии и Сергея Волконских Нелли и Д.В. Молчанова, брак А.А. Перовской (побочной дочери графа Разумовского) и К.П. Толстого и др.

<p>224</p>

В романе Л.Н. Толстого «Анна Каренина» главная героиня называет своего мужа по имени-отчеству, тогда как Кити и Левин говорят друг другу «ты», исключая сцены ревности, и «Катя» и «Костя».