Аннотация

Чего вы боитесь? Замкнутого пространства? Смерти? Или жизни, которая проходит мимо вас?.. Загляните внутрь своей тьмы. Признайте своих демонов. Лишь в этом случае вы увидите рассвет… Книга, во время чтения которой вы точно не захотите спать. Редакция «Астрель-СПб» и Horror Web представляют: официальная новеллизация нашумевшего хоррора «Рассвет» от создателей хитов «Пиковая дама: Черный обряд» и «Невеста» – и от писателя Олега Кожина, одного из лучших рассказчиков страшных историй в нашей стране. У главной героини при загадочных обстоятельствах погибает брат. Девушку начинают преследовать реалистичные кошмары, и она отправляется в институт сомнологии, где ее вместе с другими пациентами погружают в совместное осознанное сновидение. Но после наступления рассвета они проснутся совсем в другой реальности. Реальности, которая страшнее любого кошмара… NOTA BENE: Без спойлеров! Сюжеты фильма и книги, следуя общей канве, значительно отличаются, так что не бойтесь читать книгу, если уже посмотрели фильм, – и не бойтесь смотреть фильм, если прочтете книгу. Бойтесь иного. Бойтесь Безликого.

Аннотация

Герои этих историй – обычные подростки, оказавшиеся в не самых обычных обстоятельствах. Лицом к лицу они сталкиваются с тем, что всегда считали выдумками. Страшными сказками. Но если чудовища существуют на самом деле, то как можно их победить без помощи волшебных мечей и заклинаний? В сборник вошли две новые повести и рассказ «…где живет Кракен», доработанный специально для этого издания.

Аннотация

«Хомяк определенно был дохлым. Крохотный лохматый комок, рвано окрашенный в рыжее с белым, валялся ровно посередине аквариума, здрав кверху скрюченные когтистые лапки. Верхняя губа зверька упала, обнажая длинные желтые зубы, страшные и некрасивые. Предсмертный оскал маленького зловредного грызуна. Оставалась еще небольшая надежда, что если потыкать его какой-нибудь палочкой, он вдруг возьмет да оживет, но… Впрочем, какого черта? Не отрывая взгляда от окоченевшего тельца, где-то глубоко внутри надеясь, что хомяк вот-вот перевернется, зевнет и невозмутимо начнет заниматься своими хомячьими делами, я нащупал органайзер и наугад выудил из него первый попавшийся карандаш. Чувствуя себя живодером, я склонился над аквариумом и осторожно потыкал хомяка острым грифелем. Паршивец, естественно, не ожил, не заверещал и не кинулся прятаться в ворох газетных клочков, с любовью нарезанных Леськой…»