Аннотация

Легендарные 90-тые годы продолжались так же интенсивно, как начались, агентство «Аргус» продолжало действовать, а компаньоны Валентин Оболенский и Катя Малышева вынуждены были помириться после затяжного кризиса в производстве. Кризис произошел после дерзкого самоуправства Кати – так упорно считал Валентин, а она не могла понять, чем он недоволен. Тем не менее очередное сложное дело сначала завело обоих в лабиринт непонятных обстоятельств, затем заставило действовать сообща, а под конец выявило более чем странный результат. Валентин пришел к выводу, что в ужасной путанице виновата Катя, а она почти не отрицала.

Аннотация

В самой середине 90-тых годов прошлого века жизнь приобрела странные очертания, произошел транзит эпох, а обитатели осваивали изменения с разной степенью успешности. Катя Малышева устраивалась в транзитной стадии тремя разными способами. Во-первых, продолжала служить в издательстве «Факел», хотя ни работы, ни денег там почти не наблюдалось. Во-вторых редактировала не совсем художественную беллетристику в частных конторах, там и то и другое бытовало необходимом для жизни количестве. А в третьих, Катя стала компаньоном старому другу Валентину в агентстве «Аргус». Валентин занимался частным сыском, а Катя решала семейные и личные проблемы для широкого круга недовольных жизнью женщин. Но однажды старший компаньон призвал Катю на помощь, ему понадобилось провести совсем секретно одно важное расследование. Катя взялась за дело, и результаты не замедлили проявиться, хотя не все заинтереованные лица были ими довольны.

Аннотация

Наталия Новохатская Предлагает серию развернутых описаний, сначала советской (немного), затем дальнейшей российской жизни за последние 20 с лишком лет, с заметным уклоном в криминально-приключенческую сторону. Главная героиня, она же основной рассказчик – детектив-самоучка, некая Катя Малышева. Серия предназначена для более или менее просвещенной аудитории со здоровой психикой и почти не содержит описаний кровавых убийств или прочих резких отклонений от здорового образа жизни. В читателе предполагается чувство юмора, хотя бы в малой степени, допускающей, что можно смеяться над собой. Даже когда грустно.