Аннотация

Эрнст Эндрюс – 18-тилетний студент, поэт и балбес – живет в утопии. Самой настоящей. Недаром и планета называется просто: Совершенство. Но утопиям тоже порой приходит конец: война и экологическая катастрофа разбили жизнь молодого человека на две части. До апокалипсиса, когда он не умел ценить всего, что у него было. И после, когда у него осталась только собственная жизнь. Долго ли протянет мир на обломках и как научиться не выживать, а жить?

Аннотация

Москва была великим городом и столицей великой державы в XVI–XVII веках. Россия того времени выигрывала большие войны, широкими шагами шла к берегам Тихого океана, мыслила себя как главный оплот истинного христианства. А Москва видела в себе Третий Рим, Второй Иерусалим, но больше всего – особый удел Пречистой Богородицы на земле. Столица православного царства прославлена была не только победами на поле брани и установлением власти на бескрайних просторах Евразии, она и в сфере культуры стремительно развивалась. Иван Федоров и его ученики навсегда утвердили в Москве книгопечатание. Столичные зодчие создали неповторимый национальный стиль в архитектуре. Именно грандиозным успехам Москвы как интеллектуального центра, то есть как мощного генератора идей, как цитадели просвещения, книгопечатания, высокого искусства, посвящена новая книга Д. М. Володихина – доктора исторических наук, профессора Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова.

Аннотация

Византия вовсе не разгромлена турками и крестоносцами. Владимирская Русь вовсе не пала под натиском монголо-татар. Они объединились и выстояли! Из этого объединения вырос мир греко-русской державы, которую историки хорошо знают под именем Эллинороссии.

Аннотация

Кто-то представляет себе время в виде прямой линии, устремленной из прошлого в будущее. Кто-то – в виде реки, ветвящейся и петлистой. Но в действительности это бесконечный каскад лабиринтов, и только счастливчики точно помнят, что было в предыдущем лабиринте, и только мудрецы прозревают, что произойдет в будущем… потому что прошлое и будущее могут варьировать в широком диапазоне.

Аннотация

Князь Иван Петрович Шуйский вошел в анналы русской истории одной-единственной великой победой. Он отстоял Псков, осажденный армией польского короля Стефана Батория. Эта победа была очень нужна России: она в трудное время ободрила русское воинство, павшее духом после нескольких лет тяжелых поражений. Но при всем том не надо забывать, что прежде псковской победы и после нее Иван Петрович отдал немало сил службе московским государям. Множество походов и боев, в которых он принял участие, сделали его одним из опытнейших военачальников своего времени. Биография Шуйского до отказа наполнена звоном мечей, воинскими кличами и пушечным громом. Жизнь его, жизнь аристократа, вельможи, воеводы, позволяет понять, как строились биографии других выдающихся царедворцев и столпов Русской державы.

Аннотация

Эти люди сражались за Отечество, когда на свете еще не было Российской империи. Московское государство вело тяжелые войны и на западе, в Ливонских землях, и на юге – с Астраханским и Крымским ханствами… Воеводы эпохи Ивана Грозного не писали мемуаров, оставшись великими немыми русской истории. Эта книга возвращает нам имена незаслуженно забытой военной элиты, честно исполнившей долг, невзирая на смертельную опасность окончить свои дни не только на поле битвы, но и на плахе опричников.

Аннотация

Опричнина просуществовала в России с 1565 по 1572 г. В состав ее «верхушки» попали очень разные люди: Алексей Басманов, Федор Трубецкой, Василий Темкин-Ростовский, Афанасий Вяземский, Михаил Безнин, Григорий Скуратов-Бельский по прозвищу Малюта. Порою у многих из них были противоположные интересы. Одни готовы были разрушить традиционный порядок. Другие собирались только подновить старый уклад. Третьи стояли за этот уклад и чувствовали себя случайными людьми в «черном царевом воинстве». Волей-неволей всем опричным лидерам приходилось принимать на себя часть груза великих государственных дел. Кое-кто готов был служить у вершин власти, имел желание и способности к большой государственной работе. Другие же искали возвышения, но не понимали всей ответственности будущего своего положения. О загадках опричнины и людях, бывших в этот период в окружении Ивана Грозного, рассказывает книга известного историка Д.М. Володихина.

Аннотация

Книга Д.М. Володихина, одного из лучших специалистов по эпохе Московской Руси, посвящена Ивану IV Грозному, сыгравшему, по мнению автора, «роль Бича Божьего в биографии Русской цивилизации». Бесполезно искать в ней традиционную биографию Ивана Грозного, в которой жизнь первого русского царя год за годом рассматривалась бы под увеличительным стеклом. Подобным образом представлены лишь детство и юность государя. Далее повествование распадается на несколько самостоятельных очерков; каждый из них посвящен той области государственной жизни России, где характер Ивана IV проявился с особой яркостью и рельефностью. Любителям московской старины в двух приложениях к этой книге предлагаются документы времен Ивана Грозного, записки иностранцев о России, самостоятельные статьи о XVI столетии. Известие Лукаша Гурницкого о «Полоцком взятии» 1563 года в России публикуется впервые.

Аннотация

Ислам в истории России Лекция священника Даниила Сысоева Одна из самых распространенных идей современной пропаганды, как в либеральных, так и в патриотических СМИ – это мифологема, что Россия на протяжении всей своей истории являет собой блестящий пример мирного сосуществования традиционных, культурообразующих конфессий – христианства и ислама. О справедливости данного положения беседу ведут кандидат богословия, священник Даниил Сысоев, кандидат исторических наук, доцент, писатель Дмитрий Михайлович Вололихин, религиовед, преподаватель религиоведения в МДА, писатель-миссионер Юрий Валерьевич Максимов. © Московское Подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2008

Аннотация

Во времена Ивана Грозного над Россией нависла гибельная опасность татарского вторжения. Крымский хан долго готовил большое нашествие, собирая союзников по всей Великой Степи. Русским полкам предстояло выйти навстречу врагу и встать насмерть, как во времена битвы на поле Куликовом.