Аннотация

Почти мистическая история о человеке, попавшем в тупик в старой части города, застрявшем в этом тупике, принимающем странные обличия, то превращаясь в дворик-крысятник с десятками семей, ютящихся в жалких лачугах, то в заснеженную степь, где героя рассказа преследуют несколько поразительно похожих друг на друга убийц.

Аннотация

Мальчик-сирота, выросший в детском приюте, не знавший родителей, становится вором, поначалу – мелким воришкой, потом к тридцати годам профессиональным вором, уважаемым в среде мазуриков. Крупные авторитеты, воры в законе хотят взять его к себе, чтобы он работал на них, в артели, но он остается свободным «художником». Так он проводит свои годы, свою жизнь, скитаясь по “малинам” и притонам, временно снимая комнаты и уходя, заметая следы после каждого крупного дела, встречаясь с проститутками, не зная любви и ласки, лишенный близких, семьи, детей. Так он живет, не задумываясь о будущем, о завтрашнем дне, по принципу: «Будет день, будет пища», пока не встречается ему девушка, у которой он крадет кошелек… С этого момента жизнь его резко меняется. Он влюбляется, становится другим человеком, начинает следить за собой, за своей внешностью, за своей речью. Девушка относится к нему благосклонно, пока не узнает, чем он занимается на самом деле. Она категорически запрещает ему в дальнейшем подходить к ней, искать её, и уходит. Он, для которого в этой любимой девушке было сосредоточенно все, весь мир для него, все его будущее, все надежды, что с ней и благодаря ей он станет постепенно другим человеком, перестанет воровать, женится на ней, он, понимая, что это был его последний шанс стать человеком, которого могли бы по-настоящему полюбить, кончает с собой.

Аннотация

«На шестьдесят шестом году жизни Надиров Надир поймал себя на том, что разговаривает со своим прошлым. Это происходило постоянно на протяжении нескольких лет, потому что Н.Н. был человек одинокий, бесконечно одинокий, давно и безнадежно одинокий, но поймал он себя недавно. Не обращал внимания, не зацикливался, не считал психическим отклонением, а считал, что это в порядке вещей – человек должен обращаться к своему прошлому… Может, он и прав, бросить взгляд на прожитые годы и прочее… Но постоянно разговаривать с мертвыми, с давно покинувшими этот мир!.. Это уж – извини, подвинься. Я всегда советовался с женой и продолжаю, – мысленно оправдывал себя Н.Н. Жизнь его нельзя было сказать, чтобы была наполнена интересными, запоминающимися событиями, дающими повод постоянно ворошить свое прошлое, это была самая обыкновенная жизнь, но Н.Н., видимо, было необходимо обращаться к своему прошлому… Ну, во-первых, потому что больше не к кому было обращаться, тем более, когда он недавно вышел на пенсию, и хождения в среднюю общеобразовательную школу пять дней в неделю, где он преподавал физкультуру в начальных классах и где все же было хоть какое-то общение и с подрастающим поколением, игнорирующим спорт, и со своими коллегами-учителями, в душе не очень серьезно относящимися к нему и его предмету (звучит двусмысленно, если учесть, что преподавательский состав состоял сплошь из представительниц противоположного пола, но слово уже вылетело) подошли к концу, и он остался наедине с собой в маленькой квартирке, которую получил почти в конце своей трудовой деятельности, за два года до выхода на пенсию, а до того снимал квартиру, тоже маленькую, но поглощавшую большую часть его зарплаты. И самое главное в его постоянных экскурсах в прошлое была память о жене, уже давно покинувшей его, ушедшей в мир иной, покинувшей, поки… Тут, обычно слезы наворачивались на глаза Н.Н., а к горлу подкатывал обжигающий ком…»

Аннотация

Полуфантастическая история о бедном молодом сапожнике и его юной жене – беженцах, покинувших свои родные места. Он горячо любит свою жену и старается заменить ей её погибших родителей и по мере сил делать её жизнь радостной. Но вот ему достается (скорее всего, из рук дьявола) золотая монета, которая переворачивает всю его жизнь, делает его другим человеком – жадным, подозрительным, готовым на любое преступление ради наживы.

Аннотация

«Это был вредный мальчик. Когда ему говорили об этом, он возражал: – Нет, я полезный! – Тогда, – говорили ему, – назови хоть одно полезное дело, которое ты сделал. Он молчал и ухмылялся, гаденыш. Ему было тринадцать, он любил делать пакости, вдруг ни с того, ни с сего возьмет и нагадит. У него был брат на год младше, прямая его противоположность, добрый, кроткий, тихий…»

Аннотация

Трагический рассказ любви пожилой пары, о поздней и последней любви, которая прерывается тяжелой болезнью и самоубийством главного героя.

Аннотация

«Заур М. сидел дома за столом, перед маленьким зеркалом и брился в последний раз в жизни, рассеянно и неряшливо, стараясь вспомнить вчерашнего прохожего, который показался ему очень странным. Он и ночью во сне его видел точно так же как и на улице накануне, отчетливо, будто наяву. Что-то было в облике случайного прохожего, наталкивающее на мысль об опасности, притаившейся, зорко следящей, готовой обрушиться на вас, о неадекватности поведения, если б пришлось с ним пообщаться. Заур М., кое-как окончив бритье, стер полотенцем оставшуюся мыльную пену с лица, и вновь задумался, стараясь изо всех сил вспомнить лицо вчерашнего незнакомца. Время ползло быстро, как юркая змея, уползавшая от преследователя…»

Аннотация

Сценарий, написанный по мотивам повести «Дом», в котором главный герой попадает на необитаемый островок – станцию посреди огромной, как океан степи, где не останавливаются поезда, и как он стремится оттуда выбраться в большой мир, который так неосторожно покинул.

Аннотация

Рассказ написан в жанре мистического реализма о жизни почти гротескового героя, который вдруг, в одночасье, будучи в двух шагах от смерти, круто поворачивает направление своей жизни, и начинает жить заново по тем принципам и правилам, которые были ему чужды до пятидесяти пяти лет. Однако резкое изменение спокойного, размеренного жизненного пути, по которому он шагал до сих пор не остается безнаказанным судьбой.

Аннотация

«Вернулись с кладбища усталые, продрогшие, промокшие под мелким назойливым колючим дождиком, от которого некуда было спрятаться, сердитые на молодого моллу слишком медленно и старательно читавшего заупокойные молитвы, и Самеду было нестерпимо стыдно, когда выяснилось, что поминальный плов еще не привезли из ресторана и пришлось долго пить чай, пока огромные кастрюли не доставили и наспех сваренный рис не разложили по блюдам. Он рассеянным взглядом обводил людей, рассевшихся вокруг стола, плохо понимая вопросы, обращенные к нему, невежливо уклоняясь от ответов, отделываясь кивком или хмыканием. Болела голова, он чувствовал себя опустошенным и все что происходило вокруг воспринимал, как некую лишенную смысла, абсурдную инсценировку некогда хорошо начатой пьесы. Он не поднялся из-за стола даже когда гости стали расходиться с трехдневных поминок, подходя к нему и выражая соболезнования…»