Аннотация

Угораздило же нашего современника Ивана Рогозина, мужчину среднего возраста, оказаться в конце альтернативного семнадцатого века! С одной стороны, вроде как обретенная молодость, и сейчас ему не сорок с лишним, а всего двадцать два. И весь его багаж знаний и опыта остался с ним. И перспективы безбедного существования очень даже реальны. Но, с другой стороны, на плечах Ивана Карпова, как теперь зовут попаданца, оказался стрелецкий кафтан, а сам он на пожизненной государевой службе. И мотает его от Урала до Крыма… А как иначе, отныне его удел – огонь и гарь сражений до конца дней. Однако жизнь выкидывает очередное колено. И вот он уже в гуще интриги, цель которой ни много ни мало бескровное присоединение вольной земли Псковской к Русскому государству. Интересно? А Ивану, признаться, уже надоело.

Аннотация

Русь конца семнадцатого века. Именно Русь, потому что Россия делится на несколько независимых государств: Русское царство, Новгородская и Псковская республики, Гетманщина на левобережье Днепра да земли донских казаков. Нашему современнику довелось попасть в тело молодого стрельца. И вроде выпячиваться не хочет, да оно само как-то так происходит, не получается у него остаться незамеченным, хоть тресни. Да еще в интриги то и дело влипает. Оно вроде и с честью вывернулся, да только не все так просто. Ушел от одних, угодил под колпак другим. А на горизонте маячит поход в Крымское ханство, уж не одно столетие нависающее бичом над русскими землями. Молодой, энергичный и амбициозный государь, готовый вот-вот взойти на престол. Словом, весело, чего уж там. Просто обхохочешься.

Аннотация

Русь конца семнадцатого века. Именно Русь, потому что Россия делится на несколько независимых государств: Русское царство, Новгородская и Псковская республики, Гетманщина на левобережье Днепра да земли донских казаков. Нашему современнику довелось попасть в тело молодого стрельца. И вроде выпячиваться не хочет, да оно само как-то так происходит, не получается у него остаться незамеченным, хоть тресни. Да еще в интриги то и дело влипает. Оно вроде и с честью вывернулся, да только не все так просто. Ушел от одних, угодил под колпак другим. А на горизонте маячит поход в Крымское ханство, уж не одно столетие нависающее бичом над русскими землями. Молодой, энергичный и амбициозный государь, готовый вот-вот взойти на престол. Словом, весело, чего уж там. Просто обхохочешься.

Аннотация

Иван Рогозин не просто увлекался фантастикой, историей и реконструкциями. Он пошел дальше и основал свою собственную мастерскую, где воссоздавал как реплики старинного ручного оружия, так и технологии. Есть возможность, есть желание, так отчего бы и нет? А ведь и представить себе не мог, что все это может понадобиться в реальной жизни. Хм. Или все же в нереальной? Вот угораздило же попасть в тело стрельца в альтернативной допетровской Руси. Именно Руси, потому как известной ему России тут еще нет. На дворе конец семнадцатого века, а на престоле все так же восседают Рюриковичи. Ну-у, теперь-то он развернется! Н-да. Гладко было на бумаге, да забыли про овраги… Стрелец, он ведь человек служилый и от себя не зависит. Так что легко точно не будет.

Аннотация

Роман «Фаворит» – многоплановое произведение, в котором поднят огромный пласт исторической действительности, дано широкое полотно жизни России второй половины XVIII века. Автор изображает эпоху через призму Действий главного героя – светлейшего князя Григория Александровича Потемкина-Таврического, фаворита Екатерины II; человека сложного, во многом противоречивого, но, безусловно, талантливого и умного, решительно вторгавшегося в государственные дела и видевшего свой долг в служении России.

Аннотация

Роман «Фаворит» – многоплановое произведение, в котором поднят огромный пласт исторической действительности, дано широкое полотно жизни России второй половины XVIII века. Автор изображает эпоху через призму действий главного героя – светлейшего князя Григория Александровича Потемкина-Таврического, фаворита Екатерины II; человека сложного, во многом противоречивого, но, безусловно, талантливого и умного, решительно вторгавшегося в государственные дела и видевшего свой долг в служении России.

Аннотация

Иван Рогозин не просто увлекался фантастикой, историей и реконструкциями. Он пошел дальше и основал свою собственную мастерскую, где воссоздавал как реплики старинного ручного оружия, так и технологии. Есть возможность, есть желание, так отчего бы и нет? А ведь и представить себе не мог, что все это может понадобиться в реальной жизни. Хм. Или все же в нереальной? Вот угораздило же попасть в тело стрельца в альтернативной допетровской Руси. Именно Руси, потому как известной ему России тут еще нет. На дворе конец семнадцатого века, а на престоле все так же восседают Рюриковичи. Ну-у, теперь-то он развернется! Н-да. Гладко было на бумаге, да забыли про овраги… Стрелец, он ведь человек служилый и от себя не зависит. Так что легко точно не будет.

Аннотация

Спустя полгода после выхода первого издания «Фаворита» из редакции поступила просьба повторить стереотипное издание при условии, что автор пожертвует часть гонорара в Советский фонд защиты мира. Валентин Саввич был возмущен. Он уже не раз жертвовал средства и в фонды, и на храмы, но сам, по движению своей души, а с диктатом неприкрытого вымогательства встретился впервые. Гонорар был отдан полностью, и в 1985 году вышло второе издание романа. А дальше неудержимый «Фаворит» продолжил свое шествие, игнорируя все преграды и препятствия. © В. Пикуль (наследники) ©&℗ ИП Воробьев ©&℗ ИД СОЮЗ

Аннотация

«В романе „Фаворит“ только один вымышленный герой, но образ его создан на основе подлинных фактов. Все остальные – достоверные личности, а диалоги их подтверждены перепискою и другими документами эпохи. Летопись придворного фаворитизма в России часто писалась дегтем на кривобоких заборах. Однако в бесконечной череде куртизанов встречались и умные люди, страстные патриоты: они дерзко вторгались в Большую Политику, управляя не только коронованной любовницей, но и всем государством. Среди таких баловней счастья первое место принадлежит светлейшему князю Потемкину-Таврическому, и громадное значение его деятельности в истории развития нашего Отечества уже никем не оспаривается». © В. Пикуль (наследники) ©&℗ ИП Воробьев ©&℗ ИД СОЮЗ

Аннотация

Пушкин предрекал: «…имя странного Потемкина будет отмечено рукою истории», а Герцен позже писал, что «историю Екатерины Великой нельзя читать при дамах». Имена этих людей, спаянные единой страстью и ненавистью, общими викториями и поражениями, нерасторжимы в давности русской. Потемкин никогда не стал бы «князем Таврическим», если бы его миновала любовь Екатерины, но и она не рискнула бы титуловаться «Великой», если бы ее не окружали русские люди, подобные Потемкину. © В. Пикуль (наследники) ©&℗ ИП Воробьев ©&℗ ИД СОЮЗ