Скачать книгу

выйти из «центрального», то попадёшь в кают-компанию, она же спортзал, она же камбуз, она же место для совещаний, хотя совещаться можно и не вылезая из боевого ложемента. Там же, в смысле в помещении кают-компании, были входы в три маленькие каюты. Даже тесная камера, в которой парня держали на Сууке, показалась бы огромной по сравнению с этими «апартаментами», ну а если сравнивать с каютой на «Находке», так и вообще теряется в бесконечности. Каютой-то и назвать сложно. Скорее койко-место, не более. О личном туалете и душе конструкторы, похоже, забыли вовсе. Хорошо ещё, что про общий вспомнили. Приходилось выкручиваться, пользуясь по очереди.

      Неудобство доставляло ещё и то, что в экипаже была женщина. Да не просто женщина, а до невозможности красивая зараза. Будь экипаж сугубо мужским, было бы намного проще, а так нужно было подстраиваться под её нужды. Женщины везде одинаковы, как оказалось, неважно, где они рождены, на Земле или вообще в других галактиках, им всегда нужно больше времени для личных нужд. Они всегда хотят выглядеть привлекательно и, видимо поэтому, так подолгу зависают в ванных комнатах или, как например здесь, в помещении для личной гигиены. Правда, землянин сразу пресёк своим волевым решением оккупацию вышеуказанного заведения. Если бы не это, то элентийская «захребетница» вообще бы, по мнению Илюхи, переселилась в санузел.

      Чтобы у них с Ризтоном появился шанс справить свои физиологические потребности, пришлось составлять график посещений, значительно урезая чаяния и желания второго пилота. Именно эту должность занимала леди Ре Ори. Она, правда, убедительно попросила, чтобы он, в смысле Илья, да и Ризтон тоже, называли её просто Ори. Мол, обстановка боевая и официальные титулы не к месту. Однако парень обращался к ней исходя из судовой табели о рангах. Второй пилот, не более.

      Он даже сам не понимал этой своей вредности. Тут ведь как, называя девушку по имени, переходишь совершенно на другой уровень отношений. Она становится как бы… не чужой, что ли. А Ори ощущалась именно как чужеродный объект. Во всяком случае, так Илюха её чувствовал, вернее, считал таковой. Но, несмотря на это, элентийка притягивала взгляд. То, как она говорит, двигается, как ест, было невероятно красиво. А про запах и говорить не стоит. Там, где она появлялась, всегда возникал лёгкий, едва уловимый аромат свежести. Этот запах нельзя было ни с чем сравнить. Он был непохож ни на что. Он просто был, и был чертовски приятен. Как лёгкое дуновение весны. Когда она, в смысле весна, ещё не наступила официально, но уже точно знаешь, что её приход не за горами. Еще растения не пробудились от зимнего сна, ещё речки лежат, скованные ледяным панцирем, ещё пахнуть нечему в принципе, тем не менее запах весны уже ощущается. Так и здесь было. Землянин боролся с этой притягательностью. Делая вид, что не замечает буквально прущей из девушки сексуальности. Злился на себя за слабость, и, как ни странно, эта злость часто помогала.

      С первых дней, как только Ори оказалась на военной станции «Кадар», так она называлась, парень взялся за неё всерьёз. Девушка понимала, что таким жёстким образом он пытается заставить её отказаться от собственных планов. Поначалу было трудно. Элентийка не привыкла к такому отношению, но решила во что бы то ни стало добиться своего. Она всегда была упрямой и умела добиваться задуманного, поэтому, закусив губу, молча сносила всё, что проделывал с ней этот непонятный, но такой желанный человек. Она забыла, когда последний раз спала. Как только выдавалась свободная минутка, старалась использовать её для сна, но неизменно в этот самый момент на пороге её станционной каюты снова возникал мучитель, и всё начиналось по новой. Физические тренировки сменялись тренажёрами, тренажёры сменялись капсулами для усвоения баз знаний под медикаментозным разгоном (никогда бы не подумала, что ей ещё есть что изучать, образование она получила лучшее, насколько это было возможно, но не тут-то было, выяснилось, что этот странный человек так не считает и откровенно смеётся над ней. Обидно до злости! Так вот учебные капсулы, в свою очередь, вновь сменялись усиленными тренировками и далее по кругу. Заканчивался день обычно тренировочными полётами на новом корабле. Это тоже было трудно. Дикарь требовал от неё не того, к чему она привыкла и чему сама учила своих людей, он требовал нарушать все мыслимые регламенты, которые когда-то писались на крови. Она пробовала возражать, но неизменно получала саркастическую улыбку и указывающий на выход взгляд.

      Волю эмоциям и чувствам Ори давала только тогда, когда оставалась совсем одна у себя в каюте. Она просто ревела в такие минуты, сидя под расслабляющими тело и душу струями воды, ревела от неимоверной боли в каждой мышце, от головных болей интенсивного обучения, от обиды на дикаря за то, что он в ней видит только врага. Однако, когда она выходила из каюты, все видели, что идёт ослепительно красивая, уверенная в себе женщина. Походка легка и упруга, взгляд красивых, почти черных глаз внимателен и чуть насмешлив. Никто не должен узнать, как тяжело ей даётся учёба, она не даст возможности этому землянину насладиться её слабостью. Вот только откуда он сам черпает силы, Ори не понимала. Если она почти не спала, то он, получается, вообще забыл, что это такое. Как дроид, созданный из металла и полимерных композитов, он будто бы не ведал усталости. Неизменно подтянут, официально вежлив, он не просто гонял

Скачать книгу