Аннотация

Два тома эксклюзивного иллюстрированного издания бессмертной комической эпопеи Ярослава Гашека «Похождения бравого солдата Швейка» включают в себя все четыре книги романа, а также исследование С. В. Никольского, в котором освещается творческая история создания знаменитой эпопеи и ее главного героя – одного из самых известных образов мировой литературы XX века, документально доказывается существование реального Йозефа Швейка, послужившего прототипом героя Гашека, и предпринята реконструкция замысла тех частей романа, что остались незавершенными.

Аннотация

Satyra na wojsko i wojnę, ukazująca absurdy ostatnich lat istnienia Austro-Węgier, najczęściej tłumaczona powieść czeskiej literatury oraz najsłynniejszy żołnierz – Józef Szwejk.Przed laty przez lekarską komisję wojskową urzędowo uznany za idiotę i zwolniony z armii, żyje spokojnie w Pradze, handlując psami. Rozgadany bywalec knajp, przy każdej okazji gotów do przytoczenia odpowiedniej anegdoty z życia zwykłych ludzi, lojalny obywatel, manifestacyjnie oddany monarchii austro-węgierskiej. Jednak być może diagnoza była błędna i Szwejk nie jest po prostu głupkiem? Psy, które sprzedaje jako rasowe, to zwykłe kundle, którym fałszuje rodowody. Kiedy wybucha wojna i nasz bohater trafia do wojska, rozkazy wypełnia gorliwie, lecz według własnego sprytu, co rusz wpędzając w tarapaty siebie i przełożonych. Oto Szwejk – nierozgarnięty głupek czy przebiegły prostaczek?

Аннотация

Этот роман Ярослава Гашека (1883–1923) можно по праву считать одной из самых популярных и любимых читателем книг в мире. Да и как не полюбить такого милого и смешного до слез Швейка и его друзей, забавных персонажей солдатских историй и анекдотов, находчивых и неунывающих в самых трудных ситуациях.

Аннотация

«Тов. Преображенский в „Правде“, в статье „Как мы распределяем литературу“, пишет: „Бумаги у нас мало, литературы для рабочих и крестьян мы издаем в очень ограниченном количестве экземпляров. Казалось бы при таком положении мы должны были бы распределять литературу с наибольшей пользой для дела, между тем дело обстоит как раз наоборот“…»

Аннотация

«Прощаясь с миром, сибирская реакция оставила нам память прошлого вроде своих белогвардейских газет с откликами о боевых действиях 5-й армии. В августе 1918 года, через месяц после появления 5-й армии, когда начинают белогвардейцы чувствовать опасность, появляется в „Вестнике Комитета Учредительного собрания“: „Красные собирают против нас крупные силы, чтобы взять опять Самару, Симбирск, Казань. Беженцы из Пензы сообщают, что большевики подвозят на фронт массу войск“…»

Аннотация

«Много тысяч верст прошла 5-я армия. Это была жесточайшая схватка с контрреволюцией в великой эпохе наших революционно-социалистических войн. Не страшны ни многочисленные полки отечественной контрреволюции, ни тяжелая артиллерия международного капитала…»

Аннотация

«Бешеная агитация против Советской власти среди чехо-войск ходом событий потерпела крушение. Судно чешской контрреволюции село на мель. «Гениальная» чуткость французского генерала Жанена, который руководил чешскими войсками, кончилась полным разгромом армии Колчака, капитуляцией польских легионов и сербских полков, признанием чехо-войсками Советской власти, расстрелом адмирала Колчака и др. «государственных людей» сибирского царства генералов, капиталистов и помещиков…»

Аннотация

«Есть такой английский буржуазный журнал под заглавием «Япан Адвертизер», издается он при дворе японского микадо в Токио. Если перевести все его статьи и вдуматься в их смысл, то ясно становится, что все они в один голос стараются доказать необходимость Амурской дороги и Амурского края для английского капитала и торговли…»

Аннотация

«Везде в железнодорожных киосках в Восточной Сибири можно встретить империалистические газеты: английские – „Маньчжуриян Дей Нью“, „Руссиян Дей Нью“, „Азиатик Нью Аженс“ и французские – „Журналь де Пекин“, „Журналь де Сибери“…»

Аннотация

«В доме № 41 по Телеграфной улице во время пребывания в Уфе белых проживал священник Николай Андреевич Сперанский. Перед приходом наших он бежал, оставив в своем доме много всевозможных бумаг, плодов своей „неутомимой“ работы…»