Аннотация

Эта пьеса о великом французском комедиографе Жане Батисте Мольере (Поклене) (1622–1673). Главная идея драматурга – трагическая зависимость гениальнейшего комедиографа от ничтожной власти, от напыщенного и пустого Людовика XIV (1638–1715) и окружающей короля «кабалы святош».

Аннотация

Аннотация

«… Больной задышал, и доктору показалось, что в амбулатории заиграл граммофон. – Ого! – воскликнул доктор. – Здорово! Температура как? – Градусов 70, – ответил больной, кашляя доктору на халат. …»

Аннотация

При упоминании имени Михаила Афанасьевича Булгакова на память сразу приходят его «Белая гвардия», «Мастер и Маргарита» или «Собачье сердце». Эти без преувеличения гениальные романы выдержали многочисленные переиздания, были неоднократно экранизированы и по праву занимают самое почетное место в золотом фонде российской литературы. Мы же хотим познакомиться вас с не таким популярным у поклонников творчества писателя, но не менее интересным сборником рассказов «Путевые заметки» о Москве, москвичах, пресловутом жилищном вопросе, путешествии из Москвы в Одессу, Крыме и многом другом. Воспоминание 0:11:00 Спиритический сеанс 0:16:00 № 13 – дом Эльпит-Рабкоммуна 0:21:00 Столица в блокноте 0:34:00 Сорок сороков 0:16:00 Московские сцены 0:14:00 Скорый № 7: Москва-Одесса 0:06:00 Киев- город 0:22:00 Самогонное озеро 0:13:00 Псалом 0:10:00 Золотистый город 0:32:00 Часы жизни и смерти 0:05:00 Москва 20-х годов 0:24:00 Путешествие по Крыму 0:34:00 Исполняет: Александр Клюквин ©&℗ ИП Воробьев В.А. ©&℗ ИД СОЮЗ – У многих, очень многих есть воспоминания, связанные с Владимиром Ильичем, и у меня есть одно. Оно чрезвычайно прочно, и расстаться с ним я не могу. Да и как расстанешься, если каждый вечер, лишь только серые гармонии труб нальются теплом и приятная волна потечет по комнате, мне вспоминается и желтый лист моего знаменитого заявления, и вытертая кацавейка Надежды Константиновны… Как расстанешься, если каждый вечер, лишь только нальются нити лампы в 50 свечей, и в зеленой тени абажура я могу писать и читать, в тепле, не помышляя о том, что на дворе ветерок при 18 градусах мороза. – Так было. Каждый вечер мышасто-серая пятиэтажная громада загоралась ста семидесятые окнами на асфальтированный двор с каменной девушкой у фонтана. И зеленоликая, немая, обнаженная, с кувшином на плече все лето гляделась томно в кругло-бездонное зеркало. Зимой же снежный венец ложился на взбитые каменные волосы. На гигантском гладком полукруге у подъездов ежевечерне клокотали и содрогались машины, на кончиках оглоблей лихачей сияли фонарики-сударики. Ах, до чего был известный дом. Шикарный дом Эльпит. – Вчера утром на Тверской я видел мальчика. За ним шла, раскрыв рты, группа ошеломленных граждан мужского и женского пола и тянулась вереница пустых извозчиков, как за покойником. Со встречного трамвая № б свешивались пассажиры и указывали на мальчика пальцами. Утверждать не стану, но мне показалось, что торговка яблоками у дома №73 зарыдала от счастья, а зазевавшийся шофер срезал угол и чуть не угодил в участок. Лишь протерев глаза, я понял, в чем дело. У мальчика на животе не было лотка с сахариновым ирисом, и мальчик не выл диким голосом: – Посольские! Ява!! Мурсал!!! Газетатачкапрокатываетвсех!.. Мальчик не вырывал из рук у другого мальчика скомканных лимонов и не лягал его ногами. У мальчика не было во рту папиросы. Мальчик не ругался скверными словами. Мальчик не входил в трамвай в живописных лохмотьях и, фальшиво бегая по сытым лицам спекулянтов, не гнусил: – Пода-айте… Христа ради… Нет, граждане. Этот единственный, впервые встретившийся мне мальчик шел, степенно покачиваясь и не спеша, в прекрасной уютной шапке с наушниками, и на лице у него были написаны все добродетели, какие только могут быть у мальчика 11—12 лет. Нет, не мальчик это был. Это был чистой воды херувим в теплых перчатках и валенках. И на спине у херувима был р-а-н-е-ц, из которого торчал уголок измызганного задачника. Мальчик шел в школу 1-й степени у-ч-и-т-ь-с-я. Довольно. Точка.

Аннотация

Выдающийся хирург – профессор Преображенский при поддержке и непосредственном участии своего верного ассистента доктора Борменталя проводит уникальную операцию по пересадке гипофиза и семенников человека бездомной собаке Шарику. Результат оказывается ошеломляющим, пес начинает принимать человеческий облик, но вместе с ним проявляются и скверные черты характера донора пересаженных органов Клима Чугункина. Повесть «Собачье сердце» с подзаголовком «Чудовищная история» предназначалась для альманаха «Недра», где ранее были опубликованы «Дьяволиада» и «Роковые яйца». Редактор «Недр» Н.С. Ангарский торопил Булгакова с созданием «Собачьего сердца», рассчитывая, что оно будет иметь не меньший успех, чем «Роковые яйца». Но, при жизни Булгакова, повесть, к сожалению, так и не была опубликована. Так же не пропустите ранее вышедшие аудиокниги Михаила Булгакова: «Мастер и Маргарита» (в исполнении Вениамина Смехова), «Мастер и Маргарита» (в исполнении Дарьи Мороз, Александра Клюквина и Максима Суханова), «Евангелие от мастера», «Белая гвардия», «Дни Турбиных», «Ранние рассказы», «Роковые яйца», «Багровый остров», «Дяволиада». Исполняет: Александр Клюквин © М. Булгаков (наследники) ©&℗ ИП Воробьев В.А. ©&℗ ИД СОЮЗ

Аннотация

«…Сил никаких моих нету. Наменял на штрафы мелочи и поехал на „А“, шесть кругов проездил – кондукторша пристала: „Куда вы, гражданин, едете?“ – „К чертовой матери, – говорю, – еду“. В сам деле, куды еду? Никуды. В половину первого в парк поехали. В парке и ночевал. Холодина. …»

Аннотация

«… Больной задышал, и доктору показалось, что в амбулатории заиграл граммофон. – Ого! – воскликнул доктор. – Здорово! Температура как? – Градусов 70, – ответил больной, кашляя доктору на халат. …»

Аннотация

В настоящее издание выдающегося русского советского писателя Михаила Афанасьевича Булгакова (1891–1940) вошли цикл рассказов «Записки юного врача», рассказ «Морфий», повести «Роковые яйца» и «Собачье сердце». В своих произведениях Булгаков мастерски, с иронией, язвительно и колко высмеивает человеческие пороки: высокомерие, тупость, карьеризм, неискренность и ложь. Автору книги присущ еще и редкий лирический дар, который делает его прозу неповторимой. Иллюстрации С. Н. Лопухова.

Аннотация

Эта пьеса о великом французском комедиографе Жане Батисте Мольере (Поклене) (1622–1673). Главная идея драматурга – трагическая зависимость гениальнейшего комедиографа от ничтожной власти, от напыщенного и пустого Людовика XIV (1638–1715) и окружающей короля «кабалы святош».