Скачать книгу

ли то был или отбушевавшая уже у него на глазах буря – отгородили часть лагуны песчаной косой, так что получилась глубокая длинная заводь, запертая с дальнего конца отвесной стеной розового гранита. Ральф, уже наученный опытом, не решался по внешнему виду судить о глубине бухты и готовился к разочарованью. Но остров не обманул, и немыслимая бухта, которую, конечно, мог накрыть только самый высокий прилив, была с одной стороны до того глубокая, что даже темно-зеленая. Ральф тщательно обследовал ярдов тридцать и только потом нырнул. Вода оказалась теплее тела, он плавал как будто в огромной ванне.

      Хрюша снова был тут как тут, сел на каменный уступ и завистливо разглядывал зеленое и белое тело Ральфа.

      – А ты ничего плаваешь!

      – Хрюша.

      Хрюша снял ботинки, носки, осторожно сложил на уступе и окунул ногу одним пальцем.

      – Горячо!

      – А ты как думал?

      – Я вообще-то никак не думал. Моя тетя…

      – Слыхали про твою тетю!

      Ральф нырнул и поплыл под водой с открытыми глазами; песчаный край бухты маячил, как горный кряж. Он зажал нос, перевернулся на спину, и по самому лицу заплясали золотые осколки света. Хрюша с решительным видом стал стягивать шорты. Вот он уже стоял голый, белый и толстый. На цыпочках спустился по песку и сел по шею в воде, гордо улыбаясь Ральфу.

      – Да ты что? Плавать не будешь?

      Хрюша покачал головой:

      – Я не умею. Мне нельзя. Когда астма…

      – Слыхали про твою какассыму!

      Хрюша снес это с достойным смирением.

      – Ты вот здорово плаваешь!

      Ральф дал задний ход к берегу, набрал в рот воды и выпустил струйку в воздух. Потом поднял подбородок и заговорил:

      – Я с пяти лет плавать умею. Папа научил. Он у меня капитан второго ранга. Как только его отпустят, он приедет сюда и нас спасет. А твой отец кто?

      Хрюша вдруг покраснел.

      – Папа умер, – пролепетал он скороговоркой. – А мамка…

      Он снял очки и тщетно поискал, чем бы их протереть.

      – Меня тетенька вырастила. У ней кондитерская. Я знаешь, сколько сладкого ел! Сколько влезет. А твой папа нас когда спасет?

      – Сразу, как только сможет.

      Хрюша, струясь, выбрался из воды и голый стал протирать носком очки. Единственный звук, пробивавшийся к ним сквозь жару раннего часа, был тяжелый, тягучий гул осаждавших риф бурунов.

      – А почему он узнает, что мы тут?

      Ральф нежился в воде. Перебарывая, затеняя блеск лагуны, как кисея миража, его окутывал сон.

      – Почему он узнает, что мы тут?

      «Потому что, – думал Ральф, – потому что – потому». Гул бурунов отодвинулся в дальнюю даль.

      – На аэродроме скажут.

      Хрюша покачал головой, надел очки и сверкнул стеклами на Ральфа.

      – Нет уж. Ты что – не слыхал, чего летчик говорил? Про атомную бомбу? Все погибли.

      Ральф вылез из воды, встал, глядя на Хрюшу и сосредоточенно соображая.

      Хрюша продолжал свое:

      – Это же остров, так?

      – Я на гору влезал, – протянул Ральф. – Кажется, остров.

      – Все погибли, – сказал Хрюша. – И это остров. И никто ничего не знает, что мы тут. И папаша твой не знает, никто.

      Губы у него дрогнули, и очки подернулись дымкой.

      – И будем мы тут, пока не перемрем.

      От этих слов жара будто набрякла, навалилась тяжестью, и лагуна обдала непереносимым сверканьем.

      – Пойду-ка, – пробормотал Ральф, – там вещи мои.

      Он бросился по песку под нещадными, злыми лучами, пересек площадку и собрал раскиданные вещи. Снова надеть серую рубашечку оказалось до странности приятно. Потом он поднялся в уголок площадки и сел на удобном стволе в зеленой тени. Прибрел и Хрюша, таща почти все свои пожитки под мышкой. Осторожно сел на поваленный ствол возле небольшого утеса против лагуны; и на нем запрыгали путаные блики.

      Он опять заговорил:

      – Надо их всех искать. Надо чего-то делать.

      Ральф не отвечал. Тут был коралловый остров. Укрывшись в тени, не вникая в прорицания Хрюши, он размечтался сладко.

      Хрюша не унимался:

      – Сколько нас тут всех?

      Ральф встал и подошел к Хрюше.

      – Не знаю.

      То тут, то там ветерок рябил натянутую под дымкой жары гладкую воду. Иногда он задувал на площадку, и тогда пальмы перешептывались, и свет стекал кляксами им на кожу, а по тени порхал на блестящих крылышках.

      Хрюша смотрел на Ральфа. На лице у Ральфа тени опрокинулись, сверху оно было зеленое, снизу светлое от блеска воды. Солнечное пятно застряло в волосах.

      – Надо делать чего-то.

      Ральф смотрел на него, не видя. Наконец-то нашлось, воплотилось столько раз, но не до конца рисовавшееся воображению место. Рот у Ральфа расплылся

Скачать книгу