Скачать книгу

поинтересовался он, направляясь к раковине – помыть руки.

      – А это не в-ваше дело, – возмущенно ответила Богуславская ему в спину.

      – Не мое, – согласился он вежливо, – нижайше прошу меня простить, ваше высочество.

      Зашумела вода. Мимо него раздраженно простучали девчоночьи каблуки, хлопнула дверь.

      – Профессор, – гулко и серьезно сказал Ситников за его спиной, – не трогайте ее.

      – Успокойтесь, Ситников, – холодно отозвался Тротт, вытирая руки. – Вы, кстати, подумали по поводу предложения Четери? На вашем месте я бы не стал отказываться от уникальной возможности учиться у мастера.

      – Я пока у вас учусь, – неохотно ответил семикурсник. – Мне хватает.

      – Я и десятой доли вам не дам, – Макс повернулся – студент нависал над ним горой, хмурый и злой. – Поверьте мне. И не смотрите на меня так, Ситников, идите лучше утешайте вашу принцессу. С такими нервами ей только магию изучать. И, – добавил он, – если вы друг ей, узнайте, не принимала ли она что-то из магпрепаратов. Я ее предупредил, но мало ли что в эту голову взбредет.

      На часах Тротта пикнул таймер – до конца работы сушки осталось пять минут.

      – До свидания, – сказал инляндец, открывая Зеркало. Ситников не ответил – он нехорошо и мрачно смотрел на своего наставника, задумчиво так, настороженно. Как будто решал важную задачу и не мог никак сопоставить факты. Но Тротт этого не видел – он с облегчением шагнул в полумрак своей гостиной и поспешил в лабораторию.

      Через полчаса работы он выругался сквозь зубы – в голове крутилась дурацкая песенка, услышанная в палате Никольской. Надел широкие наушники и включил любимый тяжелый рок – грохочущие басы и скрежет мгновенно изгнали и навязчивый ритм, и все мысли, не касающиеся исследований.

      А вечером, когда голодный и уставший Макс вышел из лаборатории, обнаружил на телефоне несколько пропущенных вызовов. Звонил заведующий кафедрой математики и магмеханики Николаев, и Тротт, посчитав статус звонившего недостаточной причиной, чтобы отложить ужин, принял душ, поел, удобно уселся в кресло и только после этого перезвонил.

      – Лорд Тротт, – с неловкостью поздоровался старенький профессор, – спасибо, что перезвонили. Есть ли у вас время поговорить?

      – Если бы не было, вы бы меня не услышали, – сухо ответил Макс. – Срочный вопрос?

      – Да, – сокрушенно вздохнул завкафедрой. – Я хочу просить вас подменить до конца семестра преподавателя основ стихийных закономерностей у первого курса. Она была беременна, – Макс вспомнил доцента с опухшим лицом и большим животом, постоянно рассказывающую педсоставу о своем самочувствии, – мы все рассчитывали, что она родит после экзаменов, но роды, к сожалению, начались на восьмом месяце, прямо во время занятий.

      – Очень непредусмотрительно с ее стороны, профессор.

      – Э-э? – растерялся заведующий. – Да! – горячо воскликнул он. – Да! Она нас очень подвела. Большинство ее предметов мы раскидали по преподавателям, остались только основы. И кроме вас некому, коллега. Я бы не стал просить, зная, как вы заняты, но у меня нет выбора.

      – Боюсь, не могу вам помочь, – с досадой на неожиданную просьбу ответил Тротт. – У меня нет на это времени.

      – Да, да, конечно, – грустно пробормотал старик, – я тогда сам, сам. Простите, лорд Тротт. Э-хе-хе…

      Макс сжал кулак и постучал им по колену. Николаев вел у них предметы на первом курсе и был тогда розовощеким кандидатом наук. Сейчас он уже казался совершенной развалиной, большую часть времени дремал у себя в кабинете, и Алекс держал его то ли из жалости, то ли из сентиментальных чувств.

      – Дамир Абсеевич, – позвал Тротт недовольно, сам себя презирая в этот момент, – я просмотрел ежедневник. Два часа в неделю дополнительно я могу выделить. Но только до конца семестра. Дальше ищите другого преподавателя.

      – Конечно! Конечно, голубчик! – радостно возопил старик. – Там предмет-то простейший, вам и восстанавливать ничего не придется. Примете экзамены и будете свободны! Выручили меня, выручили! Я сейчас же пришлю вам материалы и план занятий, ждите!

      Макс вежливо послушал многократно повторяющиеся благодарности, попрощался и отключился. Нахмурился, постучал пальцами по стенке кресла. Определенно, университет засасывает его как болото, шаг за шагом. Сначала – внештатный факультатив, потом – занятия с семикурсниками, теперь – первый курс. Люди все-таки слишком утомительны: обращаешь внимание на одного – и оказываешься окруженным целой толпой тех, кто от тебя чего-то хочет.

      Звякнул почтовый телепорт – в нем появилась обещанная стопка книг. Макс взял одну, за какие-то двадцать минут пробежал глазами оставшиеся темы курса – и захлопнул с твердым намерением лечь спать.

      27 ноября, воскресенье, Теранови

Ангелина

      Здание, выбранное для дипслужбы, было теплым, одноэтажным и просторным. И, что важно, позади располагался небольшой пустырь, который сейчас оперативно расчищали от камней нанятые местные жители. На пустыре будет посадочная площадка

Скачать книгу