Аннотация

Последняя Крепость пала. В живых остался только один человек, вся жизнь которого теперь подчинена одной лишь мести.

Аннотация

Кем только не была Нортия Скьольд по прозванию Золотая Голова – и удачливой воровкой, и личной шпионкой могущественного аристократа, и придворной дамой, и, наконец, преследуемой всеми беглянкой, а оказалась наследницей таинственных изгнанников из иных миров Вернуться же на родину предков она может только вместе с мужчиной – потомком тех же изгнанников, пройдя через Арку.

Аннотация

Лорд Эйрел Форкосиган назначен регентом четырехлетнего императора Грегора. Однако далеко не всем это по душе. Барраяр охвачен интригами и заговорами. И главному смутьяну – могущественному графу Вейдлу Фордариану – удается организовать дворцовый переворот, объявить маленького императора погибшим и обвинить в его смерти лорда Форкосигана. И только благодаря отважной супруге Эйрела – Корделии Нейсмит Форкосиган – возможно, удастся прекратить кровопролитную гражданскую войну.

Аннотация

«– Пустите бут... о го-осподи! Отдайте сию минуту! Не смейте опять напиваться! Да ну же – отдайте бутылку. Я ведь вам сказала: ночь продежурю и буду давать понемногу. Отдайте. Если будете так продолжать, в каком же виде вы домой поедете. Ну дайте – пусть у меня будет – я половину в ней оставлю. Пу-сти-те. Вы слышали, что доктор Картер говорил. Ночью я буду дежурить, давать из нее понемногу, наливать в нее порциями... Да ну же... Я сказала ведь вам... Я устала, не могу драться с вами весь вечер... Что ж, пейте и упейтесь до смерти, как идиот. – Пива хотите? – спросил он. – Не хочу я никакого пива. О господи, опять мне любоваться на вас пьяного. – А ночью я кока-колу буду пить, – сообщил он...»

Аннотация

Самая первая повесть, в которой появляется Крысиный король. Относится к циклу «Мир – Цепь».

Аннотация

То, что одному кажется обычной жизнью, для другого - страшный сон, от которого нужно очнуться как можно скорее, чтобы насладиться лучами привычного синего солнца…

Аннотация

Тяжело жить, когда и ты, и мир вокруг тебя непрерывно меняется. Так хочется хотя бы полгода пожить без метаморфоз. Но это зависит не от твоей воли. Есть кто-то другой, кто управляет твоей жизнью и с легкостью меняет облик не только окружающего мира, но и тебя самого...

Аннотация

«В те дни, когда Северная Страна была еще молодой, принятый в ней кодекс личных и гражданских добродетелей отличался простотой и краткостью. Когда бремя домашних забот становилось невмоготу, а унылое одиночество у вечернего камелька порождало могучий протест, искатель приключений из Южной Страны шел, за неимением лучшего, в индейский поселок, вносил установленную плату и брал себе в жены одну из дочерей племени. Для той, на кого падал его выбор, это было предвкушением райского блаженства, ибо надо признать, что белые мужья обходились с женами гораздо нежней и заботливей, чем индейцы…»

Аннотация

«В 1924 году, утром 3 января жители Сан-Франциско прочитали в местных газетах любопытное письмо, которое получил Вальтер Бессэт и которое, очевидно, было написано каким-нибудь шутником. Вальтер Бессэт был одним из королей промышленности на западе Соединенных Штатов и принадлежал к той небольшой группе лиц, которая фактически управляла судьбами целой нации, хотя имена этих лиц были почти неизвестны публике. Будучи такой влиятельной личностью, Бессэт получал бесчисленное количество писем, но это письмо так отличалось от всех других писем подобного рода, что он, вместо того чтобы бросить его в корзину, передал письмо репортеру…»

Аннотация

«…Выехал из Мюнхена 1 мая в 8.35 вечера и прибыл в Вену рано утром на следующий день; должен был приехать в 6.46, но поезд опоздал на час. По тому, что я мельком видел из окна поезда, а также прогуливаясь по улицам, я решил, что Будапешт на редкость красивый город. Я боялся забираться слишком далеко от вокзала, так как наш поезд опаздывал и должен был вскоре отправиться дальше. У меня было такое чувство, точно мы покинули Запад и оказались на Востоке, а самый западный из великолепных мостов, перекинутых через Дунай, достигающий здесь громадной ширины и глубины, напомнил мне о временах турецкого ига. Выехали мы своевременно и к сумеркам прибыли в Клаузенбург. Здесь я остановился на ночь в гостинице «Отель Ройял». Мне подали к обеду, или, вернее, к ужину, цыпленка, приготовленного каким-то оригинальным способом с красным перцем – прекрасное блюдо, но возбуждающее сильную жажду. (Прим.: взять рецепт для Мины.) На мой вопрос официант ответил, что оно называется паприка гендл и что в Прикарпатье его можно получить, пожалуй, везде, поскольку это национальное блюдо. Я пришел к заключению, что, как ни скудны мои познания в немецком языке, все же они оказали мне большую услугу. Я, право, не знаю, как бы обходился без них…»