Аннотация

Проблема вещей, ставшая одной из центральных проблем социальных исследований, мало способствовала прояснению самого понятия «вещь». В данной статье показывается, что эмпирический анализ способов повседневного производства «вещей» позволяет взглянуть на «вещь» как на результат ситуативных практик обращения с конкретными вещами, которые предлагается рассматривать как эти-вещи. На основе анализа ситуаций досмотра в аэропорту и потери вещей в метро утверждается, что существуют механизмы производства «вещей» из этих-вещей, предполагающие специфические способы категоризации собственности на эти-вещи, взаимного конституирования «вещей» и публичного пространства, обеспечения сопоставимости этих-вещей и совершения определенных действий с этими-вещами. Данный анализ может быть назван «социологией этого» поскольку он может применяться к любым социальным феноменам, которые носят неискоренимо конкретный, буквальный и наблюдаемый характер.

Аннотация

В статье рассматривается отдельный сюжет в акторно-сетевой теории Бруно Латура – наделение технологических объектов агентностью. Автор демонстрирует, каким образом для решения поставленной задачи французский исследователь пользуется инструментарием Парижской семиотической школы. Особое внимания уделено «процессу пересборки общества», т. е. концептуализации гетерогенного коллектива людей и не-человеков, а также прояснению, что значит говорить от имени объектов. Автор демонстрирует неочевидные импликации семиотического механизма уравнивания технологических объектов в способности действовать наравне с человеческими агентами. Одной из таких импликаций оказывается кибернетизация людей – понижение их внутренней сложности до состояния сугубо рефлекcивных калькулирующих субъектов.

Аннотация

Статья посвящена анализу парадокса, возникшего в российской теоретической социологии вследствие рецепции акторно-сетевой теории и развития социологии вещей. С одной стороны, теоретики «поворота к материальному» провозглашают отказ от метафорического способа мышления в пользу метонимического. С другой – демонстрируют все признаки технофобии, желание освободить исследования материальности от гнета социологии технологий. В статье показано, что этот парадокс возникает из‑за неверной трактовки метонимии и метонимического способа мышления представителями теоретического лагеря в социологии вещей (А. Ф. Филиппов, В. С. Вахштайн и др.).

Аннотация

В статье проводится разграничение между социологией объектов и социологией вещей. Для этого автор предпринимает расследование работы Бруно Латура Где недостающая масса? Социология одной двери как ключевого текста о технологии в акторно-сетевой теории. Были проанализированные две релевантные тексту проблемы. Во-первых, теоретическая проблема места недостающей массы в конституции современных обществ. Во-вторых, проблема стиля письма о вещах. В ходе расследования было установлено, что в расследуемом множественном тексте присутствуют два встроенных автора – «Латур» и «технолог». Эти авторы предлагают две разные концепции технологии и два разных ответа на вопрос «Где недостающая масса?». Один из выводов статьи состоит в том, что ошибочная идентификация Латура как «технолога» и предубеждение против стиля написания самопротиворечивых текстов мешают увидеть разницу между социологией объектов и социологией вещей.

Аннотация

Данная статья посвящена вопросу: как теория социального действия может справиться с «поворотом к материальному» в современной социологии, а именно с задачей приписывания агентности не-человеческим акторам. Проблема рассматривается на основе анализа двух возможных интерпретаций соотношения социального, материального и осмысленного в акторно-сетевой теории, которые автор называет онтологической и методологической. Автор приходит к выводу, что в акторно-сетевой теории Б. Латура на основании онтологизации семиотических моделей А. Греймаса и концепции смысла Ж. Делёза смысл действия ставится в зависимость от взаимодействия разнородных акторов, что находит выражение в концепции циркулирующей референции. Онтологическая и методологическая интерпретации акторно-сетевой теории открывают различные перспективы теоретизирования, в то время как у Латура они совмещены.

Аннотация

В 1980‑х годах в социальной теории произошел так называемый «поворот к материальному». Мы до сих пор спорим, был ли это «онтологический» или «семиотический» поворот, стояла ли за ним принципиально новая интуиция социального мира или просто нескольким мистификаторам от науки удалось отвлечь часть молодых социологов от решения «больших проблем» современных обществ, направив их энергию в размытое русло метафизической рефлексии. Метафора поворота предполагает радикальную смену аксиоматики. Нечто привычное, очевидное и само-собой-разумеющееся начинает казаться архаичным предрассудком, пережитком прошлого. И, напротив, «совершенная дичь» и «постмодернизм» (слова-синонимы в языке многих отечественных ученых) приобретают статус аксиом. Если это требование не выполняется, то мы имеем дело не с поворотом, а всего лишь со сменой доминирующей риторики. Под эту квалификацию попадает примерно половина статей и диссертаций, во введении к которым декларируется лояльность повороту к материальному.

Аннотация

До начала XVIII века, т. е. до эпохи Просвещения, право в Европе опиралось скорее не на писаный закон, а на здравый смысл судьи, правовой обычай, локальную традицию. Кодексы, единое правовое пространство, разграничение подсудности, единообразное применение закона – все эти идеи появились в ходе просвещенческого проекта. До этого на каждой территории действовало несколько разных судов, и подавляющее число преступлений или гражданских споров могло рассматриваться в любом из них. Королевские и локальные акты, каноническое право, судебные прецеденты, местные обычаи, труды великих (как правило, римских) юристов – все это примерно в равной мере служило основанием для принятия решений.

Аннотация

Двадцать первый выпуск серии ежегодных аналитических докладов Института демографии НИУ ВШЭ, которые регулярно публикуются с 1993 г. Как и в предыдущих докладах, представлен углубленный анализ текущей демографической ситуации в России на фоне ее долговременной эволюции, исследуются новейшие тенденции и социально-экономические последствия основных демографических процессов – брачности, рождаемости, смертности, миграции, изменения численности и возрастной структуры населения страны. Анализ базируется на официальных данных Федеральной службы государственной статистики Российской Федерации (Росстата), международных организаций и национальных статистических служб зарубежных стран, собственных расчетных показателях, полученных с использованием этих данных, результатах специальных выборочных исследований, материалах научных публикаций. Для исследователей, работающих в области демографии и смежных дисциплин, лиц, принимающих решения, сотрудников государственных органов всех уровней, преподавателей и учащихся высших и средних профессиональных учебных заведений.

Аннотация

В работе проведен сравнительный анализ влияния возраста на уровень счастья в России и европейских странах. Использовались данные European Social Survey по 29 странам за 2012 г. На основе логит-моделей упорядоченного выбора для уровня счастья получены оценки от возраста для каждой анализируемой страны. Методами кластерного анализа все страны были разделены на несколько групп, в которых эффект возраста существенно различается. Россия оказалась в кластере стран, где в старшей возрастной группе (60+) уровень счастья продолжает снижаться. Были проанализированы детерминанты уровня счастья в разных возрастных группах, одной из существенных оказалась удовлетворенность материальным положением.

Аннотация

Исследование посвящено анализу влияния здоровья на предложение труда людей старшего возраста. В качестве информационной базы использованы данные Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ (RLMS–HSE) за 2001–2013 гг. Обнаружен динамический характер влияния здоровья на занятость как у мужчин, так и у женщин. Чем дольше у индивида наблюдаются проблемы со здоровьем, тем сильнее это влияет на его вероятность выйти с рынка труда.