Аннотация

В книге московского врача Галины Марченко – переплетение нескольких самых обычных для позднесоветской психиатрии личных историй. Реальность, однако, оказывается не столь прямолинейной, как представляют себе герои романа.

Аннотация

Кот жив или мертв? Ответ сидит в холодильнике… Роботы как люди, люди как роботы… Как не завалить тест Тьюринга? Искусство составления лживых интернет-отзывов. Вред или польза? Как воспитать из ребенка гения, даже не разговаривая с ним? Ответы на эти и многие другие вопросы в файлах «Техпессимиста».

Аннотация

Детство заканчивается тогда, когда мы позволяем этому случиться. Жизнь Алекса была пустой, всегда всё за него решала мать. Это не могло продолжаться вечно. Он решил жить на полную катушку. Новая школа, новые друзья и новые поступки. Поступки, которые Алекс не ожидал от себя сам. Только принесёт ли пучина событий к берегам счастья, когда кажется, что всё против тебя?

Аннотация

Норлиндия – край суровых людей и страшных ледяных драконов, как говаривали в легендах. Не самое лучшее место для поиска благоприятной жизни. В эти земли вместо казни отправляют преступников, многие из них кстати выбирают смерть, но именно сюда отправляется наш герой. Что же он хочет здесь найти? Славу, богатство или просто спокойную, мирную жизнь??? Скорее всё будет не так как он задумал, такова жизнь, и наши ожидания больше состоят из иллюзий…

Аннотация

Леонардо да Винчи – загадочная, фантастическая личность, разгадать феномен которой нам не под силу. Его называли итальянским Фаустом, колдуном, художником, мастером. Люди, жившие рядом с Леонардо, его боялись. А он всю свою жизнь пытался ответить на главный вопрос, объясняющий смысл человеческого бытия. Жизненный путь Леонардо не был долгим, но все, что он сделал за это время, невозможно пересказать… Сможем ли мы разгадать загадки Фауста?

Аннотация

Красной нитью проходит мысль сквозь три рассказа – кто такая сестра? Игнес, Алли и Шарлотта говорят, поступают и думают так, чтобы самим себе объяснить, а потом понять это – кто такая сестра, тяжёло или легко ею быть, помимо всего прочего. Три рассказа, три героини, один вопрос.

Аннотация

Роман «Свечка» сразу сделал известного киносценариста Валерия Залотуху знаменитым прозаиком – премия «Большая книга» была присуждена ему дважды – и Литературной академией, и читательским голосованием. Увы, посмертно – писатель не дожил до триумфа всего нескольких месяцев. Но он успел подготовить к изданию еще один том прозы, в который включил как известные читателю киноповести («Мусульманин», «Макаров», «Великий поход за освобождение Индии»…), так и не публиковавшийся прежде цикл ранних рассказов. Когда Андрей Тарковский прочитал рассказ «Отец мой шахтер», давший название и циклу и этой книге, он принял его автора в свою мастерскую на Высших курсах режиссеров и сценаристов. Студенты Залотуха и Кайдановский год ждали возвращения мастера из Италии. Но не дождались.

Аннотация

В качестве короткого предисловия я хотел бы вам сказать, что здесь, в этом рассказе, мы с вами немножко отдохнём. Здесь не будет отмороженных бандитов и погонь за не менее отмороженными челноками. То есть, челноки-то здесь, конечно, будут. Как же, без челноков, в “челночной симфонии”? Только здесь они будут ещё свеженькими, разве что, слегка охлаждёнными. Этот рассказ будет посвящён скорее некоей предистории ко всему тому, что вы о нас, обо мне и моих друзьях, уже знаете. Я попытаюсь вам рассказать, с чего вообще, начинался весь этот идиотизм. Как я попал в этот самый, челночный балаган. Это будет самое начало. Устраивайтесь поудобнее, история будет довольно длинная. Устроились уже? Тогда, слушайте.

Аннотация

Я вот что заметил: многие авторы предваряют свои произведения, повести и романы, а порой даже и рассказы неким введением, под кодовым названием “предисловие”. Хотя, если присмотреться повнимательней, это, пожалуй, скорее послесловие. То есть, на старте своего рассказа они пытаются вкратце объяснить читателю, в чём там у них, собственно, будет дело. Что там будет происходить, и в какой последовательности. Отчего-то я не решился идти по этой проторенной дорожке. Ничего объяснять заранее я вам не стану. Скажу только, что всё в моих рассказах перепутано во времени. Хронология событий там отсутствует. Они просто расположены в том порядке, в каком были написаны. А вот, что действительно, по моему мнению важно, так это то, что в каждом из этих рассказов всё как бы начинается сначала. Чем-то это напоминает песочные часы. В контексте данного произведения я бы рискнул, возможно, назвать эти часы челночными. Челночные часы. Песок плавно перетекает вниз, кто-то добрый их переворачивает, и мои герои как бы вновь стартуют с нулевой отметки, с некоей условной точки zero. Можно сравнить это и с маятником Фуко, почему бы нет? Отклоняясь от условного плюса к условному минусу, маятник неизбежно возвращается в исходную точку, чтобы начать свой бесконечный круг сначала. Или с петлёй Мёбиуса, где можно попасть с одной поверхности на другую в пределах той же поверхности, не пересекая её границ. И опять же, начать свой путь сначала. Вопрос только в том, что считать началом.

Аннотация

Он вдруг появился – весь грязный и страшный. Он нес в себе продолжение, но не новое, а цикличное и мерзкое повторение старого, обыденного, будничного, монотонно повторяющегося старого, но для многих вполне положительного. Это был мой автобус. Наконец-то! Ура! Потому что, честно говоря, материальное на тот момент взяло верх над идеальным, и в вечном споре души и тела победило тело. Ноги совсем заледенели. А ты, бабуля, если такая шустрая, могла и рысцой до дому до хаты пробежаться. Для твоего возраста полезны прогулки на свежем воздухе. А нам, молодым, нужно беречь силы, чтобы поработать на благо отечества. Не зря же государство нас терпит всю свою сознательную жизнь. Я сейчас сдохну в этой давке! Ненавижу, ненавижу давку. Куда, куда они все прут эти бараны? И на какой… нужно своим пакетом делать из меня лепешку. Я знаю, что владелица пакета ни в чем не виновата. Она как все – человек, которому тесно в автобусе. Сразу вспоминается всё, что нужно, чего не хватает. Ей нужно покормить мужа и подмазаться к нему, чтобы он починил стиральную машину. А бабуле слева – чтобы правительство вместе с государством и буржуями, проворовавшимися донельзя, повысили ей пенсию, а еще, как присказка – паразит о том, что вся молодёжь дерьмо. Может быть, она и права. Все наркоманы, алкоголики и того хуже – тунеядцы. Да, да. Мы все такие. На самом деле она не права, всё не так. Мы ещё хуже! Мы пессимисты.