Аннотация

«Студент был с большим, ровным носом, весь как будто деревянный, прямоугольный, высокий, носил длинный широкоплечий сюртук темно-зеленого сукна, узкие (совсем военные) панталоны со штрипками, щегольские николаевские ботинки. Студент был постоянным гостем, своим человеком во многих богатых гостиных, – всегда оживленный, готовый на любезность, на услугу, тело держащий в постоянном наклоне вперед, сияющий гладким пробором. Студент появлялся на первых представлениях, в театрах, а после них у Кюба, на «ты» сошелся – и так незаметно, просто – кое с кем из золотой молодежи, бывающей там…»

Аннотация

«Только о России, о русском человеке, о его душе и сердце, о его страданиях» писал, по собственному признанию, Иван Шмелев (1873–1950) – самый русский среди зарубежных русских писателей, как говорили о нем Иван Бунин, Константин Бальмонт, Иван Ильин. Роман «Лето Господне», признанный вершиной творчества писателя, описывает увиденный глазами ребенка старый московский быт, раскрывает мир русского человека, жизнь которого проникнута православным духом и согрета христианской верой.

Аннотация

Творчество Александра Павловича Чехова (Седого), старшего брата великого русского писателя А.П. Чехова и отца выдающегося драматического актера XX века М.А. Чехова сложилась, к сожалению, как судьба писателя «средней руки» и современным читателям почти неизвестно. А между тем беллетристом он был замечательным. Его перу принадлежит немалое количество прекрасных рассказов и фельетонов, достойных переиздания и прочтения. В книгу избранных сочинений Ал. П. Чехова (Седова) вошло несколько его лучших рассказов, воспоминания о его великом брате, а также повесть «В погоне за теплом и солнцем», издававшаяся лишь однажды, в 1913 году.

Аннотация

«Собрались два старика богу молиться в старый Иерусалим. Один был богатый мужик, звали его Ефим Тарасыч Шевелев. Другой был небогатый человек Елисей Бодров. Ефим был мужик степенный, водки не пил, табаку не курил и не нюхал, черным словом весь век не ругался, и человек был строгий и твердый. Два срока проходил Ефим Тарасыч в старостах и высадился без начета. Семья у него была большая: два сына и внук женатый, и все жили вместе. Из себя он был мужик здоровый, бородастый и прямой, и на седьмом десятке только стала седина в бороде пробивать. Елисей был старичок ни богатый, ни бедный, хаживал прежде по плотничной работе, а под старость стал дома жить и водил пчел…»

Аннотация

«Я только что кончил тогда и молоденьким саперным офицером уехал в армию. Это было в последнюю турецкую кампанию. На мою долю выпал Бургас, где в то время шли энергичные работы по устройству порта, так как эвакуация большей части армии обратно в Россию должна была и была произведена из Бургаса…»

Аннотация

Вторая половина XIX века. Борис, старший из сыновей Сергея Горбатова, более тридцати лет провел «в изгнании»: сначала на каторге, а затем в ссылке. Когда-то он участвовал в декабристском восстании, был замечен на Сенатской площади среди «главных мятежников». Его арестовали, а при обыске обнаружили портфель с бумагами, относящимися к деятельности «общества». Портфель был передан Борису младшим братом, но младший не захотел признаться, а старший почел бесчестным оговорить младшего. И вот итог – Борис принял на себя всю тяжесть наказания, отправлен в Сибирь и лишь теперь возвращается, снова видит родных, знакомится с выросшим в его отсутствие новым поколением Горбатовых. Увы, отношения родственников никак не назовешь безоблачными. Этот роман – четвертая из пяти книг эпопеи «Хроника четырех поколений», рассказывающая о дворянском роде Горбатовых. Через историю одной семьи автор показывает различные периоды российской и мировой истории.

Аннотация

Аннотация

«Было болото. И был мальчик. Болото называлось Чертовым, мальчика звали Панасиком, а по школьному прозвищу Кулик. И в самом деле, как не Кулик: длинноносый, у болота живет и болото хвалит…»

Аннотация

Аннотация

«Старичок сел за стол, накрытый к завтраку. Стол был накрыт на одного. Стояли кофейник, молочник, стакан в подстаканнике с ослепительно горящей в солнечном луче ложечкой и блюдечко, на котором лежали два яйца…»