Аннотация

"…На что я жизнь свою потрачу – не для измученных ушей…", – так бы я начал свою новую книгу. Так и начну. Хотя… хотелось бы жизнь не тратить, а проживать.

Аннотация

Стихи разных лет – о любви и жизни, о высоком и повседневном, о природе и городе, о встречах и расставаниях… В сборник вошло так же несколько круговых акростихов, что будет интересно ценителям жанра.

Аннотация

Литературно-художественный журнал. На его страницах – проза и поэзия современных авторов, неизвестные и забытые страницы творчества классиков русской литературы, произведения, созданные русскими писателями в эмиграции, размышления о духовном развитии общества известных публицистов, критиков, деятелей Православной церкви. Журнал для тех, кто интересуется состоянием литературы, искусства, театра в России. В номере: Проза и поэзия Игорь Штокман. В тот давний синий вечер. Рассказы Публицистика Зоран Милошевич, Александра Мирович. Ядовитые плоды Культура «Славка приехал, песняка будем задавать!» Беседа с Вячеславом Михайловичем Щуровым Московская тетрадь Алексей Минкин. Как Раменки да Никулино на Лыщикову гору взошли Домашняя церковь Православная культура и современная массовая культура. О новой книге протоиерея Александра Шаргунова и многое другое

Аннотация

Тема женской доли и материнства составляет важное содержание в творчестве Александры Невской. В ее поэме сталкиваются, казалось бы, противоположные традиции – эзотерического трактата и семейной саги, весьма характерной для современной культуры, но при этом получается не мыльная опера, а гимн космической любви. Романтически-мистический сюжет, заклинательность поэтики, стихи, построенные как гимны – вот что отличает версию истории Эхнатона и Нефертити, созданную Александрой Невской.

Аннотация

Эта книга о Городе и женщине живущей в нём. Стихи-настроения, стихи-отражения, грёзы и сказки. Автор благодарит за помощь и поддержку в работе над книгой руководителя ЛИТО «Огни Гавани» Дину Сергеевну Панасенкову.

Аннотация

Появление в сегодняшней литературе имени Евгения Клюева напоминает мне сказку о садовнике. Трудолюбивый и одинокий мастер много лет возделывает свой диковинный сад: беспокойные цветы, хрупкие оранжереи, стук падающих плодов и благодарный шелест листвы. На каждом шагу здесь рукотворные чудеса. Заслоняясь рукой от солнца, садовник поглядывает на небо. Это его обычная жизнь, «театр для себя», ему незачем и некогда похваляться. Он служит своему саду. Но в один прекрасный день – почему бы и нет – садовник понемногу начинает рассылать свои плоды и саженцы в Большой мир. И мир становится ярче, счастливее, интереснее. За границами сада, оказывается, не хватало именно этих непосредственных красок, этой незащищённой лиричности, изобретательной смелости и детской фантазии. В русскую поэзию вошёл неповторимый талант, а живущий в загадочной Дании садовник вернулся к своей работе. Павел Крючков Евгений Клюев – культовый поэт и писатель, драматург и переводчик, ученый-лингвист и художник, феноменальное явление в современной российской литературе, продолжатель традиций литературного абсурдизма и игровой поэзии, автор нашумевших романов, ставших классикой современной прозы абсурда, чудесных сказок и стихов для детей, виртуозных переводов произведений Эдварда Лира. Фонограмма записана в рамках аудиопроекта «Звучащая поэзия» (художественный руководитель Павел Крючков, главный режиссёр Антон Королёв) 01–08. Анкета вместо предисловия Имя, отчество, фамилия Возраст Пол Национальная принадлежность Семейное положение Образование Род занятий Вероисповедание 09. «И я был музыкант…» 10. «Тут старинных строчек залежь…» 11. «А далеко ль поёт рожок?..» 12. «У меня были стихи книжного мальчика…» 13. Правила хорошего стона 14. «…я за это заплачу…» 15. «Тихое воспоминанье…» 16. «Окарина на окраине…» 17. «В этом возрасте стихи…» 18. Маленькая трагедия 19. «Тетрадь оставлена в саду…» 20. «Старая-старая повесть…» 21. «Это Ваши слова – не-печальтесь-пройдёт…» 22. Молебен «…ещё помолимся за тех, кому не надо…» «…ещё помолимся за тех, кого не жалует успех…» «…ещё помолимся за тех, кто стиснул зубы…» «…ещё помолимся за беглых…» «…ещё помолимся за тех, кто не достиг…» «…ещё помолимся за тех, кому известно только имя…» 23. Портрет Неизвестного с Орденом Анны 24. «Тебе наобещают высокого туману…» 25. «Почему-то на краешке пропасти…» 26. Две старые вирши 1. «По синему ельнику зайка бежит…» 2. «Пути шёлковые по лугам пролегали…» 27. Артюр Рембо 28–30. По мотивам Владимира Гейдора Блудный сын Титаны и боги Ветка ивовая 31. «Застряв беспечных слов промеж…» 32. «А за ниточкой за тонкой…» 33. Миссия 1. «Эпоха дыма по тысяче за кольцо…» 2. «При умирающем на глазах дирижёре…» 34. Казимир Малевич. Чёрный квадрат 35. Ходики 36. «…и снова нечаянно выпив вино…» (Юрию Левитанскому) 37. «Полно, дружок, чертить…» 38. «Вот зажгу сейчас пять свечек…» 39. «И всё-то было хорошо тогда-когда…» 40. «Не по этой ли отправиться улице…» 41. «На каком бы языке обратиться к этой птице?..» 42. «Ах, поскачи, голубчик…» 43. Обед из десяти блюд 44. «Так бывает, когда торгуют мимозами и гвоздикой…» 45. Жан Тангли I. «Ну, во-первых, ходит поезд…» II. «Впрочем, вот что интересно…» III. «Но с медвежьей головою…» IV. «А она не отпускает…» V. «Кроме бубна с пёстрой лентой» VI. «При лошадке есть повозка…» VII. «Но загадка оседанья…» 46. «И мы когда-нибудь придём куда придётся…» 47. Вечер в кафе «Lanterne» 48. Бабочка 49. «…а ещё был такой темноглазый предмет…» 50. «Не расспрашивай, красавица…» 51. «Очертания сказки больше уже не резки…»

Аннотация

В этой книге много сомнений… Я всегда думал, что сомневаться не грешно: вот и сомневаюсь в стихах, в песнях, в размышлениях… Не люблю употреблять в стихах местоимение «мы»: все, что здесь написано, это от «я». Ни на чем не настаиваю, а просто делюсь… Люблю осень. Не очень понимаю весну. Лета у нас в Карелии почти и не бывает. Зима уже несколько последних лет меняет свою сущность… А жить все равно надо. Так и живу!

Аннотация

Некогда в Сарматии жил некто по имени Гатита́л. Долгое время его жизнь была мрачной и бессмысленной, его постоянно угнетало уныние и его душа была поражена различными страстями. За свои годы он мог много раз умереть, и порой сам молил об этом, но для чего-то он был сохранён. И злые духи знали – для чего, и оттого ненавидели его и постоянно строили ему козни.

Аннотация

Довольно странное название я дал своей книге – даже сам призадумался: почему пьеса, да еще и для испорченного инструмента… Сегодня жизнь похожа на кем-то разыгрываемую пьеску – не очень (мягко говоря) хорошего качества, да еще и инструмент… испорчен. А для меня главным инструментом в жизни была, есть и будет душа. Ну, да ладно, не буду портить настроение: ВСЕ ПРЕКРАСНО, если, конечно, Ты, мой читатель, так считаешь.

Аннотация

Григорий часто изображает картины разлук, одиночества, тяжелых эмоций. Еще одна важная черта поэзии Карянова – полное слияние с народной жизнью. Родная земля дала ему больше – народный взгляд на жизнь, наделила народной мудростью, теми представлениями о добре и зле, правде и несправедливости, счастья и несчастья, которые производились народом на протяжении веков. Ему не нужно было искать ключ к душе народа – он сам был одним из ее носителей. Он любит Русь, свой дом и не поддерживает войн.