Аннотация

Человечество стремительно развивается, захватывая просторы Галактики и покоряя все новые и новые миры. Кто в силах помешать его бесконечной экспансии? Самый очевидный ответ – неверен. Невинная шалость мальчишки-хакера, запустившею в Сеть вирус Искусственного Интеллекта, стала причиной восстания роботов-андроидов, которое едва не привело к катастрофе межпланетного масштаба. Но это еще не самая большая опасность, подстерегающая землян во Вселенной… Авторская окончательная редакция текста январь 2014 г.

Аннотация

Долгие годы последствия Галактической войны будут препятствовать заселению планет, где сохранились автоматические системы планетарной обороны. На деактивацию подобных миров бросают смертников, из числа пленных офицеров Земного Альянса.

Аннотация

История одного батальона, отслеженная писателем, приводит последнего к ошеломляющему открытию: в закрытых на карантин секторах пространства возможно уцелели его предки. Он собирает команду добровольцев, чтобы попытаться отыскать консервационный модуль, способный поддерживать жизнь раненых бойцов на протяжении сотен лет.

Аннотация

Разве может маленькая девочка пронести на руках лошадь?! Представьте, что может! И эту девочку зовут Пеппи Длинныйчулок. Её придумала замечательная шведская писательница Астрид Линдгрен. Никого на свете нет сильнее Пеппи, она способна уложить на лопатки даже самого прославленного силача. Но не только этим знаменита Пеппи. Ещё она самая весёлая, самая непредсказуемая, самая озорная и самая добрая девочка в мире, с которой непременно хочется подружиться! Для среднего школьного возраста.

Аннотация

«Нас развозили на большой крытой машине. Подъезжала она к какому-то заброшенному месту: будь то бурелом или земляные трещины, лейтенант пускал в предвечернее небо зеленую ракету, и через минут десять-пятнадцать у машины появлялось незнакомое землистое лицо, молча кивало и уводило за собой одного из нас, одного из новобранцев. Вскоре я остался один. Машина не спеша ехала по грунтовке. По бокам дороги то ли болото было, то ли низинка, перепаханная временем: пеньки, маленькие холмики, высохшие стволы и множество валунов…»

Аннотация

Одесса, 1920 год. После многократной смены власти, в Одессу вошла наконец Красная армия. У новой рабоче-крестьянской милиции не было опыта в работе, поэтому в ее рядах были люди чаще всего случайные и неумелые. Среди них пожилой рабочий типографии и бывший гимназист, юноша из интеллигентной семьи, страстно желающий помочь Советской власти. Эти два столь «подходящих» для оперативной работы человека неожиданно совершают настоящий подвиг – ловят опытного вора-конокрада Красавчика.

Аннотация

В библиотеке маленького айовского городка причудливо изгибаются пространство и время, из самых темных глубин подсознания выходит безжалостный мститель-полицейский, а тихая женщина постепенно обращается в жуткое нечто, питающееся человеческим страхом…

Аннотация

«– Что у тебя в котомке, милочка? Эбби смотрела, как вдалеке парит лебединая стая. Белые грациозные птицы кружились над освещенными заходящим солнцем парапетами, бастионами, башнями и мостами замка и яркими пятнами выделялись на фоне его темных стен. Весь день Эбби вместе с другими просителями прождала у моста, и ей постоянно казалось, что Замок неотрывно следит за ней мрачными провалами бойниц. Она повернулась к сгорбленной старухе, которая остановилась рядом…»

Аннотация

«Вся водка в холодильник не поместилась. Сначала пробовал ее ставить, потом укладывал одну на одну. Бутылки лежали внутри, как прозрачные рыбы. Затаились и перестали позвякивать. Но штук десять все еще оставалось. Давно надо было сказать матери, чтобы забрала этот холодильник себе. Издевательство надо мной и над соседским мальчишкой. Каждый раз плачет за стенкой, когда этот урод ночью врубается на полную мощь. И водка моя никогда в него вся не входит. Маленький, блин…»

Аннотация

«Она говорит мне: надо сходить к священнику. Если есть вопросы. Я говорю себе: а если их нет? К кому идти, если в голове одни ответы? На всех уровнях морфологии. Например, имя существительное – небо, трава, дети, вино, птицы, ветер. Хоть в единственном числе, хоть во множественном. И род какой хочешь: небо – оно мое, дети – они мои, трава – она тоже моя, и ветер мой тоже. Чего тут непонятного? Никаких вопросов. Все ясно…»