Аннотация

Как были открыты Австралия и Таити? Как исчезали с карты земли белые пятна? Слушайте невыдуманную историю жизни, полную приключений, подвигов и великих открытий – историю знаменитого капитана и прославленного мореплавателя Джеймса Кука!

Аннотация

Имя выдающегося представителя белого движения Якова Александровича Слащова-Крымского несомненно могло бы стоять в ряду знаменитых русских военачальников. Но неординарная судьба и непростое время, в которое ему пришлось проявить свой полководческий талант, сыграли с ним злую шутку: слишком многие ненавидели его за жестокие способы наведения порядка среди бушевавшего хаоса гражданской войны. А еще многим генерал Слащов был неугоден, ведь он не раз добивался того, что другие считали невозможным. Его воспоминания – уникальный источник сведений о гражданской войне, русских солдатах и офицерах того времени и о последнем бастионе белого движения.

Аннотация

304 года правила Россией династия Романовых. За это время возникло одно из самых сильных и могущественных государств мира – Российская Империя. Великой Империя была не только своей территорией и природным потенциалом, но прежде всего духовной мощью, высочайшей культурой и замечательным взлетом научной мысли. Огромный вклад в создание этой уникальной цивилизации внесли представители рода Романовых: не только те из них, кто занимал российский престол, но и все их многочисленные родственники – каждый на своем месте, в своей области. Но династия эта хранила и множество тайн. Некоторые никогда не будут раскрыты, а над некоторыми историки постепенно приоткрывают завесу. Неравные браки, внебрачные дети, загадочные смерти, тонкости престолонаследия – великое множество памятных, блестящих, грозных и грустных страниц, читать которые всегда чрезвычайно интересно.

Аннотация

Аннотация

Аннотация

Аннотация

Аннотация

Аннотация

«Это было давно – когда я только что узнал о его существовании, впервые увидал в «Русском богатстве» его имя, которое все тогда произносили с ударением на первом слоге, и этим ударением, как я видел это впоследствии, почему-то так оскорбляли его, что он, как всегда в минуты гнева, по-звериному щурил глаза, и без того небольшие, и вдруг запальчиво бормотал своей обычной армейской скороговоркой, ударяя на последний слог: – Я – Куприн, и всякого прошу это помнить. На ежа садиться без штанов не советую…»